вторник, 5 июля 2016 г.

Дело о сбитом «Ил-76»: «Не ссущий» паркетный генерал и порванные жилы погибшего пилота


В ясную ночь с 13-го на 14 июня 2014 года холуи «русского мира» сбили военно-транспортный «Ил-76», который заходил на посадку в Луганский аэропорт. В одночасье страна потеряла 40 десантников и 9 членов экипажа. Каждый из них был готов отдать жизнь за Украину. Но не думал, что будет отправлен на убой солдафоном с большими звездами.

Все испытали шок, но особенно те луганчане, которые надеялись предотвратить катастрофу. «О том, что самолет собьют, было известно за много часов! Мы слушали переговоры боевиков, знали, что это готовится. Передавали информацию по закрытой линии СБУ, Генштабу, руководству Минобороны… Я думаю, что у нас до сих пор в руководстве армии много людей, которые в душе поддерживают Путина», — сказала по этому поводу в интервью «ОРД» Ирина Веригина, которая в июне 2014-го работала главой ОГА Луганщины. Писательница Олена Степова в 2014-м жила в Луганской области, она вспоминает: «Боевики писали, что ведут самолет. Радиолюбители-сепары передавали им («ЛНРовцам») разговоры пилотов. «Ил-76» сбили в прямом эфире. А мы сидели как оглушенные. О том, что это произойдет, мы орали где только можно. Простите нас, ребята».

А вот начальник штаба АТО, генерал-майор Виктор Назаров, наплевавший на сообщения о террористах с переносными зенитными ракетными комплексами, прощения не попросил даже спустя 2 года. Тюрьмы он боится меньше, чем матерей и вдов. Одна из них как-то попыталась дать ему пощечину, и потому «не ссущий» генерал на заседания суда является в сопровождении «горилл», которые доставляют охраняемое тело подсудимого на дорогой машине.

1. Теракт, за которым наблюидали в прямом эфире

С 9 июня 2014 года Луганский аэропорт был в кольце боевиков. Тогда же главарь террористов Болотов объявил, что бандформирования готовы сбивать самолеты, «которые нарушат воздушное пространство республики».

До «Ила» боевиками на Донбассе были сбиты 6 вертолетов и один самолет. Но руководство штаба АТО продолжало надеяться «на авось». А пилоты шли на риск, чтобы выручить заблокированных товарищей. Около пятисот украинских военных удерживали позиции в аэропорту на протяжении 146 дней, хотя их прославляют меньше, чем «киборгов» из ДАП.

«Представьте, что они пережили, — сказал в суде командир одного из бортов, которые вылетели в Луганск в ту роковую ночь, полковник Мымриков, — Если останками сепаратистов, которые собрали вокруг аэропорта, были заполнены 8 фур «АТБ» с морозильными камерами. На эти фуры обменяли останки наших погибших из «Ила».

К середине июня в аэропорту уже не осталось радиооборудования, не было обслуживающего персонала, не было электроэнергии, никто не руководил полетами. Окруженная группа украинских военных, вооруженная только стрелковым оружием не могла зачистить территорию в радиусе 5 км. от аэропорта, а пусковые трубы от ПЗРК после катастрофы обнаружили в точке, удаленной на большее расстояние.

О том, что две (а по некоторым данным – три) команды диверсантов 13 июня выдвинулись в сторону аэропорта, штабу АТО сообщали в течение суток несколько раз. Разведкой были перехвачены переговоры «ЛНРовцев», которые готовились сбить «Ил». В одном из ближайших к аэропорту сел засекли боевиков с ПЗРК. И примерно за 8 часов до теракта в штаб АТО улетела телеграмма о планах террористов, подписанная генералом Игорем Воронченко, который тогда работал замом командующего в Луганской области.

Последний раз Виктору Назарову донесли тревожную информацию после 20.00, то есть — за 5 часов до трагедии. Можно было отменить или хотя б отложить вылет. Еще раз все взвесить, проверить сведения, но он не пошевелил и пальцем, отправив на верную смерть сразу 3 борта.

Пилоты не знали о засаде, но раньше их уже обстреливали, и потому они самостоятельно устанавливали тепловые ловушки, пытаясь защититься. Первый украинский самолет боевики пропустили (рассчитывая, что он от них в любом случае не уйдет). По второму выпустили несколько ракет. А третий пилот развернул самолет.

2. Командир первого борта не подал руки

Суд в Днепропетровской области продолжается второй год. Из них пять месяцев обвиняемый в служебной халатности Виктор Назаров знакомился с уголовным делом. Спешить генералу некуда. Хотя по ч. 3. ст. 425 УК Виктору Николаевичу грозит от 5 до 7-ми, его выпустили на свободу под смешной залог, который в 200 раз меньше суммарного объема исков, предъявленных потерпевшими.

Несмотря на тяжесть обвинения, от службы Назаров не отстранен. И даже награжден — уже после катастрофы «Ил», и после «успеха» под Иловайском (о чем подробнее – ниже). И потому, наверное, уверен, что в июне 2014-го все сделал правильно. А значит — готов бессмысленно жертвовать чужими сыновьями снова…

В суде генерал ведет себя, как напыщенный индюк. Командным тоном обращается к свидетелям, как будто и здесь отдает приказания. А подчиненные заискивающе заглядывают в глаза («Правильно я говорю, дядь Вить?»).

Позиция Генштаба ВСУ: единственным сообщением с Луганским аэропортом на тот момент было авиационное. Хотя и после ЧП, когда командование забыло в окружении защитников луганского аэропорта, их умудрялись подкармливать и обеспечивать водой добровольцы «Айдара» и местные патриоты.

Позиция самого обвиняемого колебалась от: «Не пронесло, что поделать» («Информация была вероятной, взлетали и садились в Луганске 17 раз, и ничего не случалось», — напоминает Назаров). До: «Рафик ни в чем не виноват». «В каком месте вы передали справку, были очевидцы передачи?», — допытывался подсудимый у представителя СБУ, в обязанности которого входило доносить ему оперативные данные.

Еще интереснее позиция назаровского адвоката, который продолжает оспаривать достоверность информации, правдивость которой доказана 49 гробами…

В мае свидетели из СБУ Наталья Вареня и Андрей Кравченко рассказали суду, как 13 июня 2014 года передавали руководству штаба АТО справки о намерениях боевиков. Отношение командования к СБУшной информации было своеобразным. Если глава АТО Виктор Муженко просматривал эти справки с карандашом (иногда комментируя: «Хе*ня!» или «Брехня!»), то замещавший его Назаров в «бумажки» не заглядывал. По словам журналиста Юрия Бутусова, руководителя радиоэлектронной разведки, который трижды докладывал ему о подготовке теракта, Назаров послал «на х…».

22 июня состоялось ключевое заседание по делу: с помощью видеоконференции был допрошен командующий АТО Виктор Муженко. Этого ВИП-свидетеля не напрасно считают другом Назарова. Муженко лично пригласил его к себе в оперативную группу и на момент катастрофы Назаров был у него первым замом.

Главнокомандующий Муженко старался помочь товарищу, как мог: «Аэропорт не был в классическом окружении… Классического противника у нас тоже не было…». Но был вынужден подтвердить, что Назаров таки распорядился усилить аэропорт погибшими десантниками. Только, по мнению руководителя АТО, никто не должен отвечать за сбитый «Ил», кроме боевиков. Муженко даже не видел оснований для проведения служебного расследования!

А вот пилот первого борта, который пережил второе рождение, когда чудом приземлился целым, а потом чудом вылетел из Луганского аэропорта, не подал генералу руки… По словам Дмитрия Мымрикова, «Ил» был легкой добычей.

«Они его (самолет) резали как свинью, со всех сторон, со всех направлений вели, ждали…», — полковник Мымриков уверен, что сбили самолет не «какие-то повстанцы». Когда «Ил» упал, к нему пришли специалисты: сняли бортовой самописец, вскрыли его, забрали информацию и закрыли.


«Там без России не обошлось… Все было спланировано. Наемные группы пришли конкретно под эту задачу. Были заплачены большие деньги за этот самолет. Задача была – любым путем взять», — сказал свидетель.

Луганский аэропорт Мымриков назвал вратами ада, где к моменту его посадки отказал последний генератор. И рассказал, как его экипажу удалось обмануть сепаратистов. Пилоты несколько раз запускали двигатели и маневрировали, давая ложные сигналы. Так смогли усыпить бдительность боевиков, дождались ухудшения погодных условий и за 3 минуты поднялись в воздух. «У нас было 10%, что мы взлетим», — сказал пилот.

Рассказал свидетель и о том, что командир сбитого «Ил-76» порвал жилы, пытаясь спасти свой самолет после того, как его подбили. «Я нашел его руку. У него рука до последнего держалась. Он держал штурвал. Жилы были порваны… Тянул до последнего».



По мнению пилота, катастрофа произошла из-за незнания боевой обстановки лицами, которые планировали операцию, и игнорирования требований охраны полета. После трагедии в боевой устав внесли изменения: теперь в аналогичных ситуациях военно-транспортные самолеты могут лететь только под прикрытием штурмовой авиации. Отвечая на вопрос Назарова о командовании, Дмитрий Мымриков сказал: «Был полный хаос, сами знаете».

3. Предательство или дуроломство?

«Какое здесь халатное отношение, здесь умышленное злоупотребление своим служебным положением, которое привело к гибели большого количества людей», — говорит адвокат семей погибших Виталий Погосян. Он, как и потерпевшие, считает, что место Назарова – на нарах, а не в центре принятия решений, от которых зависит судьба страны.

Шапкозакидатель, паркетный Наполеон, последователь Жукова с Ворошиловым – так подчиненные за глаза характеризуют Виктора Назарова. «Солдат не жалеть, бабы еще нарожают!» — эту фразу потерпевшие вспоминали в суде не раз, комментируя ставшее крылатым высказывание Назарова. Якобы после ЧП с «Ил-76» Виктор Николаевич (полный тезка Муженко) отреагировал так: «Один самолет сбит из трех? Это нормально. 30% — нормальные боевые потери».

В то, что это странное высказывание имело место, легко поверить, изучив материалы депутатского расследования причин гибели сотен украинских добровольцев под Иловайском. Фамилия Назарова фигурирует и в них.

Столичное празднование Дня Независимости в 2014 году войдет в историю, как невероятно кощунственное. Когда военная техника, которой так не хватало в АТО, парадировала перед бывшим министром обороны Гелетеем и Президентом Порошенко, российские танки на большой скорости, не таясь, с флагами, продвигались вглубь украинской территории. А потом в упор расстреляли нашу колонну в якобы «зеленом коридоре», предоставленном под «честное слово русского офицера».

В материалах комиссии ВР говорится, что об опасности котла руководству было доложено накануне. Там есть и такой факт: когда в 10.30 праздничного дня офицеры сектора Д с передового командного пункта передали в Киев информацию о движении ста единиц российской техники, им ответил начальник штаба АТО Назаров: «Идите нах** трусы, я вас посажу!».

Нажмите для увеличения
 
Спустя 2 часа офицеры потревожили самого главу штаба Виктора Муженко, и услышали такое «приказание»: «Не ссать! Это все х**ня. Мы через это уже проходили». И в тот исторический день Виктор Муженко (получивший по случаю праздника генерал-полковника) не соврал: ведь он и раньше пренебрегал разведданными. Будучи допрошенным на следствии по делу Назарова, глава АТО признался, что не всегда читает донесения, так как 90% содержащейся там информации — просто бред. Отвечая на вопрос, что должен был предпринять Назаров в случае получения информации о боевиках с ПЗРК, Муженко сказал, что… четкого алгоритма действий на такой случай не предусмотрено.

Нажмите для увеличения

Что касается Назарова – информацию с передовой 23 августа, которая в случае оперативного вмешательства могла предотвратить чудовищные потери, он назвал «паникой» и «херней». А значительно позже, давая интервью в статусе обвиняемого, заявил, что не считает Иловайск поражением…

Так что же это: череда военных преступлений или преступный стиль? Первое, о чем после гибели «Ила» подумали луганчане — что штаб АТО продался России. Но сегодня большинство опрошенных предпочитают думать, что десантников в июне 2014-го (как и добровольцев в августе) военачальники погубили не в силу предательства, а из… — как бы помягче выразиться - дуроломства.

«Потерпевшие хотят просто привлечения кого-то к ответственности. А это не совсем правильно. Необходимо решить более глобальную проблему, чтобы такие случаи не повторялись», — резонно замечает Виталий Погосян.

Если говорить о глобальном, то хаос, о котором говорил в суде Мымриков, никуда не делся. Реформ в армии за 2 года не произошло. Фальшивому АТО не видно конца. Отношение к рядовым защитникам Украины не стало лучше. И, по большому счету, Назаров должен отвечать за это не один.

Есть, как минимум, еще одно лицо, на которое подсудимый намекает, пытаясь спрятаться за фразой: «Без комментариев» — когда ему задают прямые вопросы. По словам свидетелей, в июне 2014-го существовало предписание, под которым поставил подпись сам Верховный Главнокомандующий – о том, что все перемещения войск и военных грузов должны производиться воздухом. Этот замысел первого лица стал охранной грамотой для Муженко и Назарова и указанием, которое они не смели ослушаться. Трагедия внесла коррективы – после катастрофы «Ила» предписание упразднили. А в военной прокуратуре жалуются, что подписанную Порошенко бумагу о полетах «потерял» глава АП Борис Ложкин.

«На мой взгляд и «Ил», и Изварино и Иловайск – все это нужно объединять в одно производство, — говорит Погосян. - Из-за Иловайской трагедии события под Изварино остались как бы незамеченными, но у меня была достоверная информация, что офицерам запрещали вести огонь на поражение, когда выдвигались первые колонны с территории РФ, и когда наши позиции обстреливали с той территории. Это же мы видим и сейчас, только теперь есть отмазка — Минские соглашения. Ловушка, в которую сами себя загоняем на годы. Самое интересное, что нас заставили подписать сдачу интересов Украины, именно благодаря искусственным котлам, которые допустили бестолочи и их покровители», — рассуждает адвокат.

Об Изварино он вспомнил не случайно – Погосян был защитником командира роты снайперов 72-й бригады Александра Портяненко, которого осудили из-за преступного бездействия командования. Постоянный огонь противника не оставил живого места там, где Портяненко приказали стоять насмерть. Без боеприпасов, без воды, без пищи — после месячного нахождения в таком «котле», он принял решение пересечь границу с 11 бойцами. И вот украинский парадокс: Портяненко спас снайперов и получил приговор. Назаров — угробил, и имеет хорошие шансы выкрутиться. Что касается Портяненко – он пошел на соглашение с прокуратурой и формально признал вину, чтобы продолжить воевать за Украину.

В защиту Назарова и Муженко можно сказать, что Порошенко подставил под Уголовный кодекс даже самых преданных своих служак (и, похоже, понимая это, Виктор Муженко говорит: «Юридически статус руководителя АТО не урегулирован»). А проблема № 1 остается той же: нельзя быть немножко беременной – нельзя вести боевые действия на территории своей страны без объявления военного положения. Нельзя отдавать военные приказы в условиях (с юридической точки зрения) мирного времени. Нельзя поддерживать договор о дружбе и сотрудничестве с агрессором. И нельзя победить русских нацистов, если боишься поссориться с самым лютым из них.

4. У каждого свой самолет

Чем больше вникаешь в это уголовное дело, тем больше удивляешься тому, что оно вообще дошло до суда. Семьи погибших десантников из 25-й бригады и те, кто выдал им билет в один конец – находятся в одной cтране, но живут в разных мирах. Пересечения этих миров часто заканчиваются катастрофами для простых честных людей. А «разбор полетов» касается низшего, максимум – среднего звена, верхушка обычно «неприкасаема».

Грозный генерал – всего лишь сверчок на том шестке, который определила ему советская военная школа. И потому рядовых из самолета наградили посмертно орденом «За мужество» 3 степени, офицеров — орденом Богдана Хмельницкого. И точно такой же получил из рук Президента Виктор Назаров, которого родители солдат называют убийцей. 8 сентября 2014 генерал-майора поощрили с формулировкой: «За личное мужество и героизм, проявленные в защите государственного суверенитета и территориальной целостности Украины, верность военной присяге во время российско-украинской войны».

«Той ночью проснулась и увидела в интернете новости. Телефон мужа был вне зоны. Звонила в Минобороны, потом в часть… Все отмораживались: «Нет данных». Останки получила на 41 день, долго идентифицировали, 25-го июля похоронили», — вспоминает Татьяна Котова, жена погибшего рядового Котова. Военной академии, как Назаров, Котов не заканчивал, он работал шахтером. Но оказался призван раньше первой волны мобилизации – 9 марта 2014 г.. Вдова говорит, что до войны Александр даже с парашютом не прыгал, но сомнений по поводу того, идти ли защищать Родину, у него не возникло.

Суд Татьяна называет «другой реальностью». «Явились свидетели — генералы, полковники, подполковники… Никто ничего не знает, не помнит («Прошло много времени»). Свидетель Бондарь (штурмовая авиация) побоялся камер. По его словам, Назаров — умничка и патриот с большой буквы, и судить его нельзя ни в коем случае. Хочется спросить — патриот какой страны? На чьей стороне воюет? Отдавая приказ, генерал знал, что солдат не ослушается, даже если приказ — смертный приговор», — делится впечатлениями вдова.

«Ощущение, что не Назарова судят, а потерпевших!», – говорит Иляна Гайдук, которая потеряла младшего брата.

Вот история 21-летнего Ильи Гайдука, на чьем казацком кресте написано: «Нет большей чести, чем положить душу свою за товарищей своих». В военкомат ходил несколько раз. Говорил, что хочет защищать Украину «от российской нечисти». Активист Криворожского майдана, сотник Ингульской паланки Войска Запорожского. Побратимы из самообороны вспоминают: «Илья с несколькими казаками первыми прибыли на защиту украинского флага на горсовете. Им предложили отступить до прихода подкрепления, поскольку пророссийских «титушек», которые шли захватывать горсовет, было больше сотни, но Илько сказал: «Если даже останусь один, не дам снять флаг».

А где был во время Майдана, к примеру, генеральский сын Андрей Назаров? Кто его знает… На своей странице в Фейсбук Назаров-младший, которого папа пристроил в Государственную фискальную службу, постит заграничные фото. Жизнь мажора насыщена впечатлениями: из самолета в самолет, из одной европейской столицы в другую. Он называет себя членом «команды решения проблем Украины за границей», а происходящее на Родине комментирует так: «Это у нас не как у людей, а там все чётко». А вот так Андрей ответил на обвинения в адрес своего отца, которые высказала сестра погибшего десантника: «Ты тупая п***а, сколько тебе платят, боец за правду тупорылый?».

Нажмите для увеличения

В последнее время подсудимый Назаров почуял запах жареного: сотрудники СБУ и Главного управления разведки Минобороны подтвердили, что командованию вовремя сообщили о засаде. Авторы военно-тактической экспертизы, несмотря на угрозу увольнения, отказались изменить вывод о нарушениях по части безопасности. А один из них даже написал заявление о давлении со стороны командующего… Одновременно активизировались штабные писари — интернет наводнился текстами, оправдывающими Виктора Назарова. «Нельзя судить за потери», — пишут лампасные лизуны. И, наверное, права потерпевшая, которую один из них назвал «свидомой домохозяйкой»: «У каждого в этой жизни свой самолет». Виктор Николаевич надеется, что «пассажиры его самолета» надежно застрахованы от ответственности за преступные приказы.

Автор: Татьяна Заровная

Источник: ОРД

Комментариев нет:

Отправить комментарий