пятница, 12 февраля 2016 г.

Донецкий аэропорт. Неизвестные подробности: начало


Оборона Донецкого аэропорта на сегодняшний день в украинском медиапространстве без сомнения стала весьма востребованной – регулярно выходят телепередачи, издаются книги. Однако все они как правило посвящены последнему этапу – осень 2014 года – зима 2015 года. В то же время периоду с мая по сентябрь уделено до обидного мало внимания. А эти четыре месяца были не менее насыщенными на события.

Схема Донецкого аэропорта

Гражданский аэродром в городе Сталино начал функционировать в 1933 году. Однако на протяжении всей советской истории он был унылым и заштатным – самый длинный маршрут пролегал в Старобельск (Луганская область), что в 160 км от аэропорта.

«Второе дыхание» в аэропорт вдохнуло проведение чемпионата Европы по футболу «Евро 2012». Под него была построена новая взлетно – посадочная полоса и терминал с пропускной способностью в 3100 пассажиров в час (потрачено без малого 7 млрд гривен государственных денег, то есть 875 млн долларов, взятых в кредит). Тогда же Донецкий аэропорт получил и собственное имя – в честь известного композитора прошлого века - уроженца Донбасса Сергея Прокофьева.

Аэропорт до войны

Однако вложение денег себя на 2014 год еще не оправдало - кроме чартеров Ахметова и компании, десяток авиакомпаний летали в Киев, Москву и на турецкие курорты. В Европу и дальше – только один рейс - на Мюнхен. За 2013 год через ДАП прошли 1100500 пассажиров.

С негативным развитием ситуации весной 2014 года на Донбассе украинское командование приняло решение взять под свой контроль все аэропорты в мятежной зоне. За короткое время на аэродромы Луганск, Донецк, Мариуполь, Северодонецк и Краматорск были переброшены мобильные группы спецназа, которые организовали охрану этих стратегических объектов.

Так, в Донецк из Кировограда через Мелитополь была переброшена сводная группа 3-го полка спецназа. Как вспоминал один из непосредственных участников: «Мы прилетели 7-го апреля именно тем 413-м бортом, который потом был сбит под Луганском. Шестого числа была захвачена Донецкая облгосадминистрация, а на следующий день мы приземлились в аэропорту. По договоренности с администрацией нас не было только в здании нового терминала».

Стоит добавить, что в усиление 70 спецназовцам были приданы 10 бойцов 25-й воздушно-десантной бригады и три зенитные установки ЗУ-23-2, а то, что не был взят под контроль новый терминал было обусловлено тем, что администрация ДАП утверждала, что сил милиции, пограничников, таможни и внутренней безопасности вполне хватит для обеспечения безопасности пассажиров. И да – к тому времени аэропорт жил полноценной жизнью, принимая и отправляя рейсы по расписанию.

Снайперская группа 3-го полка ГУР МО Украины

Как вспоминал впоследствии командир отделения 3-го полка специального назначения, кавалер ордена «За мужество» III степени Юрий Савельев: «Наша задача заключалась в охране аэропорта от возможных атак боевиков. Разместили нас в старом терминале, новый терминал еще продолжал работать. Особых условий у нас не было. Еды и воды не хватало, спали, не раздеваясь, прямо на полу, на плитке. Хотя использовали и «спальники», и карематы, все равно было достаточно холодно. Режим службы тоже не назовешь удачным: сутки стояли на постах, сутки отдыхали».

Тем временем, в Донецке полустихийно стали создаваться вооруженные отряды. Самым крупным из которых к середине мая стал так называемый «Батальон Восток», который возглавлял бывший командир донецкой группы «Альфа» СБУ Александр Ходаковский. Но фактически на тот момент это формирование было малочисленным и поэтому штурмовую группу усилили сводным отрядом российских «добровольцев» (120 человек), который прибыл в Донецк из тренировочного лагеря в Ростовской области в 20-х числах мая. Его костяк составляли ветераны чеченских войн, хотя и просто идеалистов и «адреналиновых туристов» хватало.

План операции по захвату аэропорта в понимании Ходаковского был очень прост – пользуясь личным знакомством с начальником охраны аэропорта (тоже СБУшником) взять под контроль основной терминал и потом измором взять спецназ. По всей видимости, о возможности активного сопротивления в таком достаточно дорогом объекте с непредсказуемыми последствиями речи не шло.

Боевики в аэропорту, 26 мая 2014 г.

Примерно в три часа ночи 26 мая передовой отряд боевиков численностью в 80 человек частично занял здание нового терминала. Проход им обеспечил сотрудник департамента контрразведывательной защиты интересов государства в сфере экономической безопасности Управления СБУ в Донецкой области Александр Головура.

Опять таки обратимся к воспоминаниям Савельева: «Когда рассвело, стало отчетливо видно, что терминал занят вооруженными людьми. Вооружены боевики были, насколько можно было увидеть, автоматами и гранатометами. Еще у них был миномет. Были среди них и такие бородатые дядьки с оружием. Потом к терминалу стали подъезжать КамАЗы, на которых прибыла новая, достаточно большая группа боевиков. Они стали таскать из машин в терминал оружие. По всему было видно, что они готовятся к бою. Общая численность боевиков, занявших новый терминал, визуально составляла где-то человек 200 минимум. На самой крыше терминала расположилось около десяти боевиков».

И еще: «Прибыло 4 КАМАЗа с людьми, потом два КАМАЗа вернулись и приехали. Наши наблюдатели все отслеживали. И прибыло еще около 50 легковых автомобилей – люди вылазили даже из багажников».

С 7 часов утра прекратилось обслуживание регулярных рейсов, пассажиры покинули аэропорт.

После доклада на верх украинское командование, осознав, что для удержания аэропорта сил явно недостаточно – приняло решение усилить группу, перебросив вертолетами группу бойцов 8-го полка спецназа и 140-го центра ССО. При этом «кировградцам» была поставлена конкретная задача – тянуть время до прибытия подкрепления и в случае активного противодействия противника - прикрыть вертолеты и десант огнем. Последнее было крайне важно, так как имелась оперативная информация о том, что у противника в наличии есть несколько ПЗРК.

Атака с воздуха. Видео пропагандистского канала Russia Today:



Именно поэтому командование отряда спецназа стало вести переговоры с лидерами боевиков, откуда появилась потом и версия сепаратистов о том, что мол с «кировоградцами» была негласная договоренность о сдаче аэропорта, а ее реализации помешали польские и американские наемники (!), которые якобы и спровоцировали обе стороны на огонь.

Около 13.00 район аэропорта облетел разведывательный Ан-30, а потом появились два транспортных Ми-8 под прикрытием пары Ми-24. По словам очевидцев практически сразу по ним был осуществлен пуск ракеты ПЗРК со стороны нового терминала (по другим данным – из жилых районов вокруг ДАП), причем вертолет получил повреждения, однако смог сесть и высадить десант. Естественно, что находившиеся в аэропорту снайперы 3-го полка открыли огонь по тем боевикам, которые находились на крыше нового терминала. По их словам были убиты как минимум три стрелка, которые пытались осуществить пуск из единственного ПЗРК. Впоследствии пытаясь оправдать свои высокие потери, боевики пустили расхожую сказку, по которой у бойцов «Востока» на вооружении ПЗРК и не было – вернее они были, но с собой на операцию они их не взяли. Это не соответствуют действительности, так как в числе трофеев украинских военных в новом терминале была и туба ПЗРК «Стрела-3».

Завязался упорный бой, причем с терминала боевики почти не стреляли, основной огонь был из близлежащей посадки. Для поддержки зачистки аэропорта командованием было принято неоднозначное решение на применение авиации, хотя было ясно, что без серьезных разрушений в таком случае не обойтись.

Вскоре по «стеклянному» новому терминалу отработал одиночный Су-25 и пара Ми-24, причем экипажи работали достаточно ювелирно – только неуправляемыми ракетами и пушечным огнем. Благодаря четкой координации с крыши боевики были буквально сметены, хотя по утверждению боевиков потерь было немного – двое убитых и несколько раненных.

Один из расстрелянных КАМАзов боевиков

«Потом мы пошли на зачистку терминала. Он был изрядно разбит в ходе боя, полы были усеяны стеклом, из пробитых труб текла вода, кое-где была кровь. Тел боевиков мы там не обнаружили, хотя запах, такой тяжелый, был. На крыше терминала я лично видел вырванные из тела куски мяса – последствия удара с воздуха».

Активная фаза боя продолжалась где-то около двух часов – с 13.00 до 15.00. Однако к этому моменту для деблокирования аэропорта стали собираться вооруженные группы со всего Донецка. Таким образом, в районе ДАПа оказались боевики трех формирований (Бородая, Здрилюка и Пушилина), а также харьковского «Оплота». Координации между ними не было, что в итоге и привело к многочисленным случаям «дружественного огня». Хаоса добавляли и украинские снайперы, которые достаточно эффективно вели огонь с территории аэропорта.

Только к 18:30 было принято решение (вероятно, Ходаковским) об отходе. Однако к тому времени, из четырех КАМАЗов, на которых боевики прибыли, остались только два, поэтому было решено грузиться по максимуму, оставить группу прикрытия (которая потом без потерь отошла по «зеленке) и уезжать в сторону Донецка.

Итог был плачевным для отступавших – два КАМАЗа были расстреляны своими же – боевики подумали, что спецназ решил вместе с аэропортом освободить весь Донецк. В то время в Донецке было очень много журналистов, в основном, российских. Их вызвали для того, чтобы заснять «бескровную сдачу украинского спецназа». Большинство из них знали только, что в аэропорту будет какое-то событие, которое нужно широко осветить, но они не знали деталей.

Здания аэропорта до и после боев

Поэтому поражение батальона «Восток» в виде тел погибших из морга больницы имени Калинина было увековечено на сотнях (если не тысячах) профессиональных фотографий и видеороликов. Такой широкий резонанс впоследствии заставил Ходаковского «на камеру» отправить в Россию груженную под завязку фуру с «грузом 200».

В целом можно отметить, что результате боестолкновения контроль над аэропортом сохранился, при этом сторонники «ДНР» по самым скромным подсчетам потеряли более 50 человек убитыми (наши потери – два легкораненых).

После штурма аэропорт перестал работать по своему прямому назначению - с 3 июня 2014 года Государственная авиационная служба Украины отозвала сертификат эксплуатанта аэропорта. Остававшиеся в аэропорту гражданские самолёты были переведены в другие украинские аэропорты.

Летом 2014 года боевики не предпринимали серьезных попыток штурма, хотя время от времени возникали проблемы со снабжением и вывозом раненых.

Активность боевых действий возросла перед началом российского вторжения в Украину, которое началось 10 августа и в полную силу развернулось утром 24 августа. Последовали предложения сдаться и нерегулярные обстрелы. К тому времени сводный отряд спецназа был усилен частями 93-й мехбригады, 17-й танковой бригады и добровольцами ДУК «Правый сектор».

Мгновения боя

Обстреливать аэропорт из артиллерийских орудий боевики начали 20 августа. Первый серьезный штурм аэропорта прошел в ночь на 1 сентября, одновременно с атакой на аэропорт Луганск. В Луганске наши военные оставили аэродром, вернее, те руины, которые от него остались (более подробно можно прочитать здесь).

С этого дня для поддержки штурма стали активно применять танки и бронетехника. Руководство сампровозглашенной республики заявляло о попытках штурма 28 сентября, 2, 3 и 6 октября. После чего объявило о взятии аэропорта, что естественно оказалось очень далеко от реальности. Фактически, попытки штурма предпринимались каждый день, начиная с первого сентября.

Территория аэропорта после боев

Где-то в середине сентября такое понятие, как Донецкий аэропорт им. Прокофьева, просто перестало существовать. Началась борьба за «территорию аэропорта»….

Автор: Михаил Жирохов

Источник: Антикор

Комментариев нет:

Отправить комментарий