вторник, 12 января 2016 г.

Ставка на агента


В МВД Украины, наконец, осознали важность агентурной работы. Но вот как ее возродить? В своем интервью 112 каналу Антон Геращенко, советник главы МВД, заявил, что в ближайшее время в структуре МВД будет восстановлена агентурная сеть, а подходы к работе тайных агентов изменят. По словам советника, сейчас пересматриваются подходы к агентурной работе: если раньше на нее не обращали много внимания, то теперь это направление будет одним из приоритетных.

«Мы будем снова восстанавливать агентурную работу, чтобы она опять вышла на высокий уровень, потому что именно благодаря работе агентуры можно раскрывать самые сложные преступления — те, которые были совершены без свидетелей, по которым нет видеозаписей, и узнать информацию можно только из преступной среды».

Констатируем факт: почти два года понадобилось руководству МВД Украины, чтобы осознать важность агентурной работы. Которую, по выражению А. Гращенко, «мы будем снова восстанавливать». Если бы публика во главе МВД знала, что свыше 80% преступлений в Украине, в том числе — подавляющее большинство сложных раскрывается именно по наводке агентуры, возможно, на эту проблему внимание Аваков и Ко обратили бы раньше. Сегодня, когда МВД завалило расследование всех сколько-нибудь резонансных дел и завалило борьбу с преступностью в масштабах страны, пришло время обратиться к основам ремесла.

«Аргумент», пожалуй, единственный сайт, во времена Януковича затронувший тему провальной агентурной работы правоохранительных органов Украины — МВД и СБУ. В результате развала работы агентурная (негласная) сеть обоих ведомств выродилась в локальные криминальные банды для обслуживания интересов высшего руководства МВД и СБУ, а так же отдельных офицеров УБОП МВД и Главка «К» СБУ. И даже работала на спецслужбы России.

Чтобы привлечь внимание общественности к ситуации, подрывающей основы национальной безопасности, в 2012 году мы пошли на беспрецендентный шаг: опубликовали фрагменты из инструкции МВД об оперативно-розыскной деятельности. Где, в том числе, говорилось об особенностях агентурной работы. Хотя эта инструкция и была, по сути, адаптированной к современным реалиям калькой еще с аналогичного документа времен МВД СССР, а тот, в свою очередь — незначительно переработанным секретным наставлением для агентов еще царской «охранки», эта публикация вызвала в руководстве МВД эффект разорвавшейся бомбы.

Потому что текст инструкции оказался секретным. Что-то вроде боевого знамени, утраченного воинской частью в мирное время; эдакая святая святых оперсостава, сам факт существования которой олицетворял собою смысл существования и агентурной работы, и секретных служб, ее практикующих.

Начальственного визга в высоких кабинетах было много. Что лишь подтвердило наши тезисы о полном развале агентурной работы в ключевых силовых ведомствах нашей страны.

Мы писали: «Численный состав агентуры МВД Украины огромен. О размерах агентурного аппарата МВД мы можем судить по событиям 2000 года, связанными с исчезновением оппозиционного журналиста Гии Гонгадзе.

Тогда начальник киевской милиции генерал Юрий Черкасов на пресс-конференции сообщил информацию, которая повергла в шок работников спецслужб на всем постсоветском пространстве: „На поиски журналиста ориентированы 5 тысяч источников оперативной информации и 7 доверенных лиц“. (При этом „источники оперативной информации“ — это „стукачи“ на платной основе (на контракте), а „доверенные лица“ — бесплатные осведомители, пребывающие на „подписке“ — А.)

Фактически генерал Ю.Черкасов разгласил численный состав так называемого спецаппарата (агентурного аппарата — А) киевской милиции. Из 1,8 миллиона трудоспособных жителей Киева около 13 тысяч человек негласно сотрудничали с милицией.

Много это или мало? 1 агент (информатор) МВД на каждые 138 трудоспособных киевлян. И это без учета осведомительского аппарата СБУ и ГУР.

Ирония судьбы: в то время как генерал Ю.Черкасов „напряг“ весь спецаппарат на поиски пропавшего журналиста, несколько агентов милиции состояли в так называемой „банде оборотней“, убивавшей граждан „на потоке“ и имевшей самое непосредственное отношение к „делу Гонгадзе“. Но эти агенты МВД и не собирались информировать руководство милиции о преступлениях своих кураторов и резидентов. И шли с ними на убийства и похищения людей вместе.

Фактически аппарат негласных сотрудников МВД был использован „оборотнями“ в качестве наводчиков и подельников при совершении ряда тягчайших преступлений.»

И еще мы писали: «... Если ты агент МВД, то за тяжкое преступление ты никогда не получишь пожизненного срока. А наказание в виде лишения свободы не может быть назначено агенту на срок больший, чем половина максимального срока лишения воли, предусмотренного законом за это преступление ...»

По сути, агентурная работа в МВД и СБУ имела серьезные недостатки уже в конце 1990-х, а в 2005-2010 годах выродилась окончательно. Агенты и легендированные коммерческие фирмы УБОП МВД и главка «К» СБУ стали не поставщиками уникальной информации о потенциальных угрозах, готовящихся и совершенных преступлениях, а также жизни криминальной среды, а персональными «кормушками» высшего руководства МВД и СБУ и приближенных к начальству офицеров.

И если милицейские «низы», «обставившись» агентами, эксплуатировали наркоторговлю, бордели, торговлю металлолома, нелегальные «врезки» в газо- и нефтепроводы (разумеется, все — руками агентуры и по ее наводке), то в СБУ ставки были куда выше: агентура помогала снимать сливки с незаконных банковских операций, контрабанды в государственном масштабе и даже торговли оружием.

Гигантский, непомерно раздутый осведомительский аппарат МВД и СБУ «пахал» не на государство, а на личное обогащение быдло-элиты разлагающейся «правоохранительной» системы.

При этом сами агенты, кем бы они ни были, буквально своей жизнью были обязаны т.н. «кураторам». В случае если агент отказывался идти на преступление, его могли просто сдать криминальной среде, а могли и просто «присадить» — не смотря на «красивости» и правильные формулировки пресловутого «приказа 007» (он же «джеймс бонд» на слэнге оперов) агент оставался полностью бесправным и беззащитным перед своими «хозяевами» в погонах.

В результате дошло до того, что опера УБОП и главка «К» СБУ вербовали агентуру, будучи сами завербованными спецслужбами России. Работая на различных ответственных должностях в системе МВД и СБУ, владея оперативной информацией, они планировали и осуществляли по заданию своих кураторов преступления, направленные даже против государственности Украины (убийство Гонгадзе, «кассетный скандал», убийствоа политика Вячеслава Черновола, бизнесменов Евгения Щербаня и Вадима Гетьмана).

На преступления, в том числе — убийства — шли вместе в агентурой, представляя собою, по сути, диверсионные отряды. Такими были, например, киевская «банда Гончарова», одесская «банда Марьянчука», днепропетровская «банда медиков» ... Эти диверсионные отряды покрывали генералы в СБУ и МВД, ориентированные, разумеется, на РФ (из всей этой своры на сегодня ответил только Алексей Пукач, лично задушивший Георгия Гонгадзе и получивший пожизненный срок). А если преступления, совершенные членами таких «гибридных» диверсионных групп из числа работников СБУ, МВД, их агентов, становились предметом следствия, то его «валила» российская агентура из числа завербованных спецслужбами РФ украинских прокуроров и судей.

Уже после российского вторжения в Крым и в Донбасс стало известно, что фактически вся местная агентурная сеть еще во времена «позднего Ющенко» и «раннего Януковича» была перевербована российскими спецслужбами — вместе с украинскими кураторами. Которые, переходя на службу к врагу, таким образом набивали себе цену.

А на Донбассе местная милицейская агентура едва ли не в полном составе участвовала в «русской весне», отлавливая местных патриотов и нападая на воинские подразделения сил АТО.

По сути, в феврале агентурной сети МВД и СБУ как целостной системы не существовало. Как не существовало и самой правоохранительной системы государства.

То есть «святая святых» тайного сыска — «приказ 007» — сам себя дискредитировал; документ, регламентирующий оперативную работу, оказался недейственным.

Сегодня, когда предпринимаются попытки, реформировать, а по сути — создать заново правоохранительную систему государства, нужно создавать заново и агентурный аппарат ключевых ведомств: МВД и СБУ.

Но проблем здесь несколько.

Проблема первая — что делать со старым агентурным аппаратом. Как минимум, нужна его полная переаттестация, чтобы реформаторы могли иметь представление о масштабе проблемы и ее нынешних специфике и потенциале. Нужно понимать, что многие и многие из завербованных прежними кадрами агенты уже являются или могут стать двойными агентами и работать во вред правоохранительной системе Украины.

В этом свете, возможно, стоит принципиально отказаться от старой агентуры вообще и набирать исключительно новую, по новым методикам и подходам, привлекая передовой опыт ведущих государств Евросоюза и США. Возможен и комплексный подход: провести переаттестацию только тех агентов, которые были завербованы офицерами МВД И СБУ, прошедшими переаттестацию уже при новой власти. А от услуг всех остальных — отказаться.

Проблема вторая: работа с агентурой должна строиться, базируясь на самой передовой практике наиболее мощных спецслужб и полиций (США, Британии, Германии, Израиля). Судя по помощи союзников, которую они уже оказывают Украине, проблем с методиками, инструкторами и обучением персонала не будет. «Приказ 007» и ему подобные скрижали должны стать музейным артефактом. Их несостоятельность доказана практикой и временем.

Проблема третья: кому сегодня в СБУ и МВД можно доверить работу с агентурным аппаратом? Если к самим этим структурам, по большому счету, доверия у большинства сограждан нет.

В государстве, где отсутствует судебная система, где де-факто уничтожено следствие, где во главе ГПУ — коррупционеры, а МВД — случайные люди, работа самых продуктивных и патриотичных агентов будет похоронена мерзавцами и предателями. Вместе с самими агентами.

От редакции Аргумента: мы готовы предоставить слово каждому по существу поднятой проблемы.

Источник: Аргумент

Комментариев нет:

Отправить комментарий