среда, 23 декабря 2015 г.

Стук по табакерке: в АМКУ рассказали, как победить империю "Мегаполиса"


На протяжении нескольких лет международные табачные компании, работающие в Украине, реализовывали свою продукцию через одну-единственную структуру — ООО "Торговая компания "Мегаполис-Украина".

Табачная монополия была создана при участии беглого экс-президента Украины Виктора Януковича в партнерстве с российским ФСБ. Простая схема имела годовой оборот в размере $2-2,5 млрд, а в карман капало от $200 до $300 млн.

Более того, выяснилось, что компания принадлежит российским олигархам, которые также ведут оружейный бизнес. И не исключено, что в захвате Крыма и войне на Донбассе "участвовала" продукция Кесаева и Кациева.

Власть все это время предпочитала не замечать нарушения законодательства. Но в октябре 2015 года Антимонопольный комитет Украины (АМКУ) принял невероятное решение — завел дело на "Мегаполис".

"Обозреватель" встретился с главой АМКУ Юрием Терентьевым и узнал, почему для ведомства не имеет значения страновая принадлежность компании и зачем предлагает заниматься стукачеством.

- "Мегаполис" возник из ниоткуда и практически сразу выкупил почти всех табачных оптовиков. Почему Антимонопольный комитет несколько лет позволял компании беспрепятственно быть монополистом?

- Мы не открыли дело в отношении "Мегаполис" в день моего назначения, потому что поступали достаточно разрозненные сигналы из разных регионов — не всегда полные, не всегда обоснованные и с фактажом. Было, например, много претензий из Черкасской области: "нас ущемляет монополист" — и все. Мы вели переписку, собирали фактаж для обоснования претензий. Можно сказать, что здесь нам помогла инициативность Минэкономики, которое провело круглый стол с участием активистов. В итоге дело было возбуждено.

Однако хочу отметить, что мы занимаемся расследованием злоупотребления монопольным положением, основываясь на поступивших заявлениях. Но, к сожалению, эти заявления носили декларативный характер и касались в большинстве своем того, что "Мегаполис" — российская компания и что деньги уходят к российским олигархам.

Это не компетенция АМКУ реагировать на подобные обвинения, так как Комитет занимается вопросами защиты экономической конкуренции. Это вопрос к правоохранительным органам, поэтому советую обращаться туда: если есть признаки уголовного преступления (мошенничество, фальсификация документов) — это к ним. А смотреть на Антимонопольный комитет и говорить: приди и порядок наведи… Это несколько завышенные ожидания.

- Всем известно, что "Мегаполис" — российская компания, которую контролируют бизнесмены из списка Forbes. В РФ она контролирует более 66% табачного рынка, являясь эксклюзивным дистрибьютором двух крупнейших производителей — JTI, Philip Morris Int, а также Imperial Tobacco Group. Также известно, что одним из владельцев "Мегаполиса" является Игорь Кесаев, которому также принадлежит завод имени Дегтярева, выпускающий экипировку для "зеленых человечков", захвативших Крым. Как компания с такой историей может работать в Украине?

- Для нас вопрос, является "Мегаполис" российской компанией или нет, релевантен в том, насколько правдивую информацию они нам дали при контроле за концентрациями.

В законе "О лицензировании" есть нормы по ограничениям на выдачу лицензий относительно страны-агрессора. Так вот, ограничения не распространяются на банковский рынок, а также производство и продажу табачных изделий.

У "Мегаполиса" есть вопросы, связанные с его хозяйственной деятельностью; есть вопросы, связанные с компанией как с бизнесом (чей он, кому принадлежит, кто за всем стоит и так далее); третий вопрос — отношения табачных компаний и "Мегаполиса" (почему выбирают его). Все эти вопросы стоит решать отдельно.

- Среди собственников – Кипр и Нидерланды. СМИ нашли еще связь с террористами, в частности, с сыном Захарченко.

- У нас нет документальной информации о связях компании с террористами.

Кипр действительно есть в документах. В структуре "Мегаполиса" — группа кипрских компаний, учредителями являются 3-4 компании. По утверждению лиц, связанных с менеджментом "Мегаполиса", среди руководителей и акционеров — Борис Кауфман и несколько граждан Евросоюза.

Основной вопрос, который мы отрабатываем, — злоупотребление монопольным положением "Мегаполиса" как юрлица, вне зависимости от того, кто является его учредителем. Это понятный и прозрачный процесс: ясно, с чего начинать, и понятно, чем и когда это может завершиться.

- Уже известно, когда и чем?

- Пока мы занимаемся расследованием, которое завершится в феврале 2016 года. Решения будут и, не исключаю, очень жесткие.

Параллельно с открытием дела по злоупотреблению монопольным положением "Мегаполиса", мы направили рекомендации табачным компаниям опубликовать до 1 ноября правила отбора дистрибьюторов. Такой шаг основывался на предположении, что раз уж "Мегаполис" настолько всех устраивает, то у табачных компаний наверняка есть какие-то внутренние правила, под которые подпадает исключительно "Мегаполис".

1 ноября у нас попросили еще немного времени. Одна компания опубликовала проект этих правил и обратилась к нам за рекомендационным разъяснением, насколько они соответствуют законодательству о защите экономической конкуренции. Впоследствии это сделали все остальные. Поэтому сейчас мы с ними ведем дискуссию. К сожалению, в этих правилах мы увидели больше не количественные, а качественные критерии: они должны быть "хорошими", "иметь надлежащий персонал", "надлежащую систему логистики". Это размытые, нечеткие понятия.

Так что от табачных компаний ожидаем больше рационализма в критериях: меньше оценочных понятий и больше конкретики. Я хотел бы видеть больше конструктива также и со стороны компаний, которые хотят стать дистрибьютором. От них, к сожалению, также нет реальных бизнес-предложений с презентациями их возможностей. Вместо этого звучат обвинения в том, что им отказывают.

Проработав 20 лет в бизнесе, я, поверьте, знаю, для чего нужен дистрибьютор: чтобы доносить до клиентов товар или сервис, создавая наиболее комфортные условия для заказчика. В Украине есть 60-80 тысяч торговых точек, и какое-то количество дистрибьюцией покрывается, какое-то — нет.

Мне кажется, что потенциальные претенденты на звание дистрибьютора должны, скорее, плясать от того, что есть определенный регион, и у них есть возможность покрыть, например, 95% торговых точек.

Но никто не представил настоящий бизнес-кейс, который делают для инвесторов или для получения финансирования. Разговоры декларациями не приведут ни к чему, для результата нужно работать и делать конкретные предложения.

- Табачников, возможно, просто устраивает положение дел.

- Ну это же тоже нужно объяснить и обосновать, и Антимонопольному комитету в первую очередь.

Кстати, есть письма, которые некоторые табачные компании направляли премьер-министру, в которых они говорили, что та ситуация, которая сложилась на сегодняшний день на рынке, является следствием нормального развития рынка, потому что "Мегаполис" настолько хорош, что это позволяет им с ним работать.

Табачные компании всегда говорят о дистрибьюторах. "Мегаполис" как раз является дистрибьютором нескольких компаний. Когда у нас собираются участники рынка, то требуют заключения прямых договоров, а не дистрибьюторства. Они просто говорят на разных языках, поэтому никто не может ни о чем договориться.

Мы вместо них не можем нарисовать инвестпредложения и создать бизнес-кейсы и заставить табачные компании с ними работать. Они сами должны быть инициаторами.

- Может, тогда пора оставлять мягкую политику рекомендаций и переходить на жесткий кнут в виде штрафов?

- Восточный метод кнута работает, но не всегда дает 100-процентный результат.

Излишнее вовлечение государства практически в любые сферы бизнеса может быть деструктивным. Все же регулирование рынков в основном должно проводится самими их участниками. Мы должны включаться только в исключительных случаях. Но это в идеале, конечно.

В разговорах с табачными компаниями пока мы идем по пути рекомендаций. Говорить о том, что здесь есть состав... Опять таки, какой состав? Антиконкурентное согласованное действие табачных компаний?

- А разве цены поднимают не по сговору? Например, в 2013 году, после тотального выкупа "Мегаполисом" оптовиков, сигареты всех производителей подорожали на 20%. При этом курс не рос, акцизы не поднимали.

- Если синхронное повышение цен связано с такими действиями "Мегаполиса", то мы проверим этот факт. Мы не все видим и только приветствуем любые сигналы. Более того, мы обязаны их проверить. И в ходе проверок может всплыть фактаж.

Вообще на олигопольном рынке трудно доказать сговор. Особенность его в том, что некий товар постоянно покупается в маленьких количествах; есть небольшое количество игроков и прозрачность ценообразования, низкий уровень инноваций; конкуренция встречается достаточно редко. На таком рынке возникают предпосылки, которые приводят к одинаковому поведению его участников.

Здесь действительно очень часто возникает ситуация, когда субъекты ведут себя одинаково, и проблема антимонопольных органов во всем мире состоит в том, как понять, где одинаковость поведения является следствием сговора, а где — повторение экономических процессов.

- Не должны ли в таких условиях сами участники олигопольного рынка доказывать свою непричастность к сговору? В тех же судах, например.

- Вводить для субъектов хозяйственной деятельности презумпцию виновности — это "не наш метод". Все страны мира борются с одним и тем же вопросом. Вот этот ценовой параллелизм на олигопольных рынках — проблема очень сложная. Немцы, например, три года бились: вели исследования рынке бензина, проводили анализ и в итоге признали, что ничего (картеля) не могут найти.

Мы объясняем игрокам таких рынков, что постоянно за ними следим и готовы принимать различные решения. Мы предупреждаем, что потребитель должен ощутить эффект от нашей работы как можно раньше.

Постоянный диалог может быстрее исправлять ситуацию. Например, с августа, когда АМКУ и правительство начали активно вести диалог с операторами АЗС, цены снизились на 1-1,5 грн. Для этого не нужно было проводить расследование, год собирать 10 кубометров бумаги, а потом штрафовать кого-то на 50 млн грн.

Мы не занимаемся наполнением бюджета. Наша функция заключается в "лечении болезней" на рынках с точки зрения конкуренции. Мы должны исправлять ситуации, а не только накладывать штрафы.

- Есть такая версия разрешения ситуации с "Мегаполисом": компания разделяется на несколько игроков. Это не будет считаться монополией, но все равно де-факто рынок будет контролироваться одними и теми же людьми.

- Это неправда. Рынок табачной дистрибьюции нельзя разделить, условно говоря, на три части, и подумать, что таким образом проблема с теми же собственниками будет решена. Спешу заверить: этот субъект будет рассматриваться нами как один субъект. Так что ничего не выйдет.

Если кто-то думает, что можно настолько прямо и цинично разбиться на несколько компаний и начать работать по разным рынкам территориально и параллельно по одним и тем же регионам, используя одну и ту же логистическую инфраструктуру, то это секрет Полишинеля. Все равно есть розничные торговцы, которые понимают, кто работает на рынке и что ничего не поменялось. Это сложно скрыть. Потому что никто лучше не знает, как обстоят дела у соседа, чем сосед. Поэтому сигнализируют о нарушениях.

- То есть вы за "стукачество"?

Мы естественно за "стукачество". Гражданское общество построено на том, что на 99,9% состоит из законопослушных граждан. И есть 0,1% — правонарушители. И до того момента, пока мы будем считать, что государство — это чужие люди, то мы далеко не уедем. Поэтому, извините, надо стучать. И есть особенная норма: подавляющее большинство картельных сговоров в мире раскрывается, когда один из участников сдает информацию и освобождается от ответственности, так называемая программа "Линенси". У нас эта система не работает по нескольким причинам. Во-первых, это культурный барьер: кому-то трудно переступить через свое воспитание. Во-вторых, боятся последствий. В-третьих, есть недоверие к Комитету и не осознают серьезность наших намерений. Но намерения у нас очень серьезные.

- Почему до сих пор не люстрирован Юрий Прокопенко, который, по нашим данным, долгое время занимался вопросами "Мегаполиса"? Более того, он сейчас возглавляет Третье управление исследований и расследований АМКУ.

- К расследованию привлечены многие структурные подразделения, включая Киевское терротделение, у которого новый руководитель, а также основное управление по исследованию и расследованию. Да, Третье управление исследований и расследований, руководителем которого является господин Прокопенко, также вовлечено в это дело, так как оно занималось в прошлом анализом деятельности компании "Мегаполис".

Но само расследование дела "Мегаполиса" ведет государственный уполномоченный — мой заместитель Нина Сидоренко. Так что не сомневайтесь, оно будет проведено объективно.

Источник: Обозреватель

Комментариев нет:

Отправить комментарий