четверг, 14 августа 2014 г.

Выборы предстоятеля Украинской православной церкви Московского патриархата или легализация нового резидента ФСБ?


Религия – это явление социальное, а не политическое. Даже учитывая негативную эмоциональную составляющую высказывания Маркса о том, что религия – это опиум для народа, следует признать, что опиум (или его производные) используются в современной медицине как средство облегчения страданий неизлечимо больных. Даже самые ярые атеисты будут вынуждены признать позитивную роль религии в критические периоды общественной жизни.

Украинский народ глубоко религиозен по своей сути. Для нас церковь – это в первую очередь дом Божьей благодати. Это место покоя и гармонии. Место вопросов и ответов. Место спасения.

Мы приходим в церковь с открытой душой, обосновано рассчитывая, что никто не использует такую открытость в своих личных интересах. Страх быть использованными лежит в основе отрицания сектантства и новых культов психологически-религиозного толка.

При этом, понятие сектантства у нас какое-то очень свое. Большинство украинцев не видит разницы между церквями Московского и Киевского патриархата (особенно если им предварительно не сообщить о конфессиональной принадлежности конкретного храма). И очень толерантно относятся к греко-католическому и римо-католическому вероисповедованию. Иные христианские верования становятся раздражающим фактором исключительно в случае попыток их представителей вмешаться в наши устоявшиеся взгляды со своим: «Записывайтесь в нашу церковь».

В основном мы не считаем человека плохим, в связи с разницей в религиозных взглядах. В связи с другими качествами, не редко обусловленными религией, возможно, но собственно из-за религии – никогда.

Но каждому из нас становиться очень обидно, если под прикрытием церкви совершаются нелицеприятные вещи. Наши эмоциональные требования к священнослужителям гораздо выше, например, чем требования к государственным служащим.

Исторически сложилось, что имея такое доверие, православная церковь приобрела огромное влияние на наших людей. Мы далеки от мысли о национализации религии (как например в Республике Польша), а украинская конституция однозначно определяет, что религия отделена от государства. Но сейчас имеет смысл рассматривать не формальное отсутствие полномочий церковных органов участвовать в государственных процессах, а именно неформальное влияние, формирование нравственной основы для принятия решений, формирование общественного мнения и т.д.

В свете изложенного, мы считаем назначенные на сегодня выборы предстоятеля Украинской православной церкви (Московского патриархата) событием исключительной важности. Новоизбранный Блаженнейший будет определять церковный курс на многие года. И миссия ему предстоит очень не легкая, учитывая сегодняшнюю ситуацию в Украине. На момент публикации Предстоятелем УПЦ МП был избран Онуфрий (Березовский).

В обзорах украинских СМИ указывается на существование в УПЦ МП двух основных течений – промосковскую партию (выступают за продолжение неразрывных связей с Русской православной церковью) и автокефалистов (выступают за независимость Украинской православной церкви вплоть до объединения с УПЦ КП).

Следует отметить, что умерший митрополит Владимир (Сабодан) придерживался умеренных автокефальных взглядов, укрепив и расширив на протяжении 2008-2009 годов самостоятельность УПЦ (МП).

Изложенная ситуация находится на виду. В то же время, мы задали себе вопрос: «а не происходят ли попытки влияния каких-либо структур или лиц на процесс выборов»?

В данном случае не имеются ввиду интриги внутри клира, которые были, есть и будут. Речь идет о попытках иностранных или олигархических структур использовать выборы митрополита в своих политических интересах.

Основанием для таких вопросов является ряд исторических фактов. В частности степень вовлечения КГБ СССР в церковную деятельность и существование тотального контроля за церковной жизнью во время Союза.

Так, началом этого процесса послужила докладная записка 4 управления НКВД СССР (П. Судоплатов) И. Сталину в отношении целесообразности использовать церковное прикрытие проведения разведывательных и диверсионных акций на оккупированных территориях СССР в 1943 году.

Согласно проведенному анализу было установлено, что немецкие оккупационные власти не только не запрещают, а наоборот поощряют деятельность православной церкви на захваченных территориях. Между строк Иосиф Виссарионович наверное прочитал, что немцы играют на настроениях населения, осуждающего проведенные ранее СССР репрессии в отношении священников.

Ситуация требовала срочного вмешательства. Однако, чекисты столкнулись с вопросом полной неграмотности в религиозных вопросах. При появлении в расположении врага священника, уверенного, что Иисус Христос погиб под Сталинградом, он был бы сразу разоблачен как советский разведчик.

С целью подготовки личного состава, из лагерей в срочном порядке были доставлены в Подмосковье ранее осужденные служители культа. Для них это был шанс хоть как то сохранить веру в общегосударственном масштабе. Да и собственно выжить.

Достигнутые результаты превзошли все ожидания. Оказалось что церковь – чрезвычайно мощный разведывательный инструмент позволяющий одновременно реализовывать цели сбора информации, формирования агентурных позиций, легендирования диверсионных операций, а главное – идеологической борьбы и оказания выгодного влияния.

В последствии, накопленный опыт работы спецслужб позволил сформировать системный подход к использованию церкви, потому что простое приобретение источников из числа священнослужителей поставленных перед МГБ, а потом КГБ, не решало. В церкви требовалось постоянное присутствие.

Кроме того, учитывая наличие епархий РПЦ за рубежом, было принято решение использовать их как организации прикрытия для осуществления политической и экономической разведок. Под эгидой отдельных приходов функционировали полномасштабные резидентуры, как например в Иерусалиме, а отдельные должности церковной иерархии резервировались под кадровых сотрудников КГБ.

В частности, Иерусалимская резидентура КГБ, действовавшая под прикрытием Иерусалимской епархии РПЦ, использовалась как база для проведения операции по освобождению советских специалистов, захваченных палестинскими боевиками Яссира Арафата. Операция осуществлялась силами спецподразделения «Альфа», которые прибыли в Иерусалим под видом монахов-паломников. По церковным каналам было также доставлено их оружие и специальную технику. К слову – операция была проведена успешно, и оказанное силовое давление на террористов повлек освобождение заложников.

Создание указанной системы стало возможно после получения государственным аппаратом контроля над высшими религиозными учебными заведениями. Подобной кузницей кадров для КГБ СССР стала в частности Московская духовная академия. Учитывая интересы СССР в мусульманском мире, такая же участь постигла Бухарскую Медресе Мир-Араб.

До 1991 года, обязательным условием успешного окончания этих заведений было согласие на добровольное и конфиденциальное сотрудничество с органами госбезопасности СССР.

Может быть, на основании изложенного, читателю станет более понятен анекдот о старом и молодом священнике, когда старый, анализируя проведенную молодым службу, указывает, что рясу в галифе заправлять не нужно, окромя матери божьей, другую мать не поминают, кадилом нужно махать правильно, и что нужно говорить в конце.

Поэтому практически все выпускники указанных ВУЗов советского времени, а особенно те, кто имел потенциальную возможность занять руководящие посты в церковной иерархии были завербованы и активно использовались КГБ СССР.

Но не стоит винить священников за вынужденное согласие – у них не было другого выбора. Или так, или никак. Ситуация была продуктом своего времени, им диктовалась и обуславливалась.

У знающих людей, «скандал» с вероятной причастностью к деятельности органов госбезопасности предстоятеля УПЦ КП Филарета (Денисенко) вызывает ироническую улыбку. Хочется повторить слова спасителя: «кто без греха, пусть первым бросит камень…». Там были все: и Филарет, и покойный Алексий, да и нынешние кандидаты на место митрополита Киевского и всея Украины (выпускники Московской духовной академии) тоже.

Хотим подчеркнуть – речь идет не просто о разовом или многочисленном (но все же не системном) агентурном проникновении в церковь. ГБистами того времени, церковь рассматривалась не как объект контрразведывательного обеспечения, имеющего целью обеспечить ее функционирование, упредить нападки вражеских сил и т.д.

Это была система, фактически часть органов госбезопасности, руководство (а не обеспечение) которой осуществлялось 5 управлением КГБ СССР. Например должность заместителя митрополита (в основном по организационным вопросам), должность руководителя управления делами (есть и такое) занимал как правило кадровый сотрудник Комитета (в зависимости от размера и важности конкретной епархии)

Но хуже другое, а именно то, что такая практика к сожалению, не закончилась с развалом СССР.

Одним из ярчайших примеров деятельности священнослужителей от ФСБ является жизнь первого президента Чеченской республики РФ – Ахма́т-Хаджи Абдулхами́довича Кады́рова (отца нынешнего президента Чечни Рамзана Кадырова), до этого муфтия Чеченской Республики Ичкерия, который продолжал верно служить интересам России и после развала СССР. Хочется добавить: геройски погиб при исполнении важного государственного задания. Не добейся он таких успехов на ниве тайных операций, может быть и в Чечне жилось по-другому. И чеченских войн бы не случилось.

1991 год поставил перед этой системой новые вопросы. Единая Русская православная церковь грозила распасться на целый ряд помесных церквей, что никаким образом не устраивало силовиков (в т.ч. находящихся сегодня у власти в Кремле). Не имея возможности полностью остановить либеральные течения, охватившие все советское общество в тот период, они, через подконтрольных священнослужителей попытались все же максимально сохранить созданные разведывательные позиции. Тем более такой стране постоянных российских интересов как Украина.

Однако, к их недовольству, ряд «надежных» агентов из числа украинских священников, почувствовав слабину, отказались продолжать сотрудничество, тем более со спецслужбами другой страны. Это было одной из причин «Филаретовского раскола». Предоставим читателю решать – насколько основной в расколе была эта причина.

Под страхом полной потери влияния на украинскую церковь, Москва была вынуждена пойти на уступки, предоставив Украинской православной церкви организационную самостоятельность, формально оставив себе лишь духовное руководство. В результате достигнутых договоренностей, Московский патриархат также ограничил Украинскую православную церковь в международных сношениях: УПЦ (МП) не имеет права на самостоятельные международные контакты. Это положение является «предохранителем» от возможных попыток автокефальной фракции УПЦ (МП) добиться признания самостоятельности у вселенского патриарха.

В то же время, ГБшная составляющая из системы УПЦ (МП) исключена не была.

В зависимости от позиции руководства украинского государства, эта составляющая действовала более или менее открыто. Так, пики ее деятельности наблюдались при Президенте Л. Кучме и, конечно же, при Президенте В. Януковиче.

Следует отдать должное митрополиту Владимиру: он был против использования церкви в интересах российских спецслужб. В пределах своего влияния он отстаивал самостоятельный курс УПЦ, что никаким образом не устраивало Российское руководство. Он выступил категорически против превращения Киево-Печерской Лавры в резидентуру ФСБ и, без согласования с Московским патриархатом, поддержал евроинтеграцию Украины. Очень жаль, что Господь, так вовремя для промосковской партии, призвал митрополита Владимира к себе. И жаль, что медицинское исследование причин смерти митрополита проведено не было.

Какие же причины сомневаться в естественных причинах смерти Блаженнейшего Владимира? Только один факт – визит одного из российских олигархов к митрополиту Филарету в ноябре 2013 года с предложениями объединения конфессий под его руководством и общим надзором Москвы. Одним из мотивов предложения, высказанного российским представителем было то, что «Владимир оказался не тем человеком». К Филарету подходили как к человеку системы. Человеку из их круга. Однако он отказался. Но зачем же было предлагать пост предстоятеля УПЦ (МП) Филарету при живом Владимире? После того как уже 10 лет церковь ведет борьбу против раскольников?

Известно также, что Владимир ответил непониманием на вопрос В. Януковича о количестве голосов, которых способна дать ему церковь на президентских выборах 2015 года, что вызвало у последнего ужасное недовольство и жалобы в Москву.

Так что, как говорят в англо-саксонской школе права, есть разумные основания для сомнений. И лучше бы нашим правоохранительным органам их развеять.

Анализируя данные о выборах предстоятеля УПЦ (МП) может сложиться необоснованный вывод об их демократичности, что в сегодняшних условиях практически невозможно.

Это утверждение обусловлено во-первых самим существованием ранее ГБшной, а ныне ФСБшной составляющей в структуре церкви, для которой победа промосковской партии вопрос выживания и успеха реализации плана В. Путина по полной аннексии Украины.

И технологически кандидаты подобраны правильно – погрязший в роскоши Антоний (Паканич) и живущий в аскезе Онуфрий (Березовский). Для честного служителя церкви, представляется невозможным поддерживать человека, поправшего один из основных монашеских обетов – обет нищеты. Даже не смотря на активное лоббирование кандидатуры Антония со стороны ныне украинского, а еще недавно российского олигарха Новинского.

Последний, к стати, имеет в фракции Партии регионов еще большее влияние, чем ее руководитель г-н Ефремов. В кулуарах ВР говорят, что причиной такого статуса есть разные векторы подчинения, мол Ефремов подчиняется на Москву через регионального «Смотрящего», а Новинский – напрямую. Хотя это не информация, а лишь слухи. Но слухи, по нашему мнению, весьма правдоподобные.

Что касается Онуфрия, тут вопрос сложнее. Но интереснее. Например, по данным источников из числа священнослужителей УПЦ, под его эгидой, Киево-Печерская лавра во время проведения Майдана, превратилась в перевалочный пункт для кадровых офицеров российских спецслужб. В частности, в Лавре была размещена техника радиоперехвата, аналогичная установленной ранее в Вене и Риме. Для ее обслуживания прибыли специально-обученные кадровые офицеры, которые регулярно пересылают полученные результаты своему непосредственному руководству в Москву. А руководители нашего государства до сих пор гадают, откуда у российских СМИ записи разговоров Гелетея, Авакова и других первых лиц. А сколько информации остается не легализированной?

Кроме того, для непосредственной координации украинских силовых структур во время Майдана, в Украину, под прикрытием послушания прибыли другие кадровые сотрудники ФСБ, например полковник Валентин, (см. фото).


В реальности, никакого послушания он не отбывал, а когда его несвойственная монаху деятельность стала слишком заметна, был переведен из занимаемой кельи в лаврскую гостиницу.

Прием и распределение сотрудников российских спецслужб, прибывающих в Украину осуществляются и контролируются экономом Лавры – Зенон.

Кроме того, 9 мая этого года, членами батальона самообороны Киев, совместно с сотрудниками Печерского РУГУ МВД в г. Киеве, в районе парка Славы была задержана машина с оружием и непонятными личностями. Показательно, что машина не проезжала установленное в связи с проведением государственного праздника оцепление, а материализовалась из воздуха недалеко от Лаврских ворот…

У нас так же возник вопрос, который остался без ответа: как получилось, что выходцы с Западной Украины Антоний (уроженец Закарпатья) и Онуфрий (уроженец Буковины) являются лидерами промосковской партии? Предполагаем, что это связано с их благодарностью Московской духовной академии за путевку в жизнь…

По так называемому лидеру автокефалистов митрополиту Александру (Драбинко) также очень много вопросов. Скандал с его причастностью к мошенническим схемам Н. Панько и похищению монахинь Свято-Покровского монастыря активно обсуждался в прессе в прошлом году. Кроме того, его обстоятельства его карьерного роста остаются загадкой. Объективно он не может конкурировать ни с Онуфрием ни с Антонием. Если особенно учесть, что связи последних с российскими силовыми структурами всячески замалчиваются.

Таким образом у клириков УПЦ (МП) сегодня очень не простая задача. Хочется верить, что изнутри они гораздо лучше и полнее владеют изложенной информацией и учтут ее при выборе предстоятеля церкви. В которую мы, обычные люди, еще как-то верим. Очень хотим верить. Пусть она дальше остается домом Божьей благодати, а не конспиративной квартирой российских резидентур. Господь же увидит и поймет причины вашего выбора. И не уйдете от суда его.

Дай Бог вам мудрости, терпения к нам, любви к нашей общей земле и населяющим ее людям. Пусть свершится воля Божья.

Источник: Politica-UA.com

Комментариев нет:

Отправить комментарий