воскресенье, 29 июня 2014 г.

Александр Ковалев: «За гибель солдат военачальники должны отвечать головой»


Интервью с главой общественной организации «НИКТО КРОМЕ НАС» Александром Ковалевым состоялось через несколько дней после трагических событий в Луганске. Глава организации ветеранов ВДВ, локальных войн и Афганистана, глубоко переживает гибель украинских десантников и уверен в том, что виновные должны понести наказание. Организация «НИКТО КРОМЕ НАС» выступает с миротворческой миссией в боевых конфликтах на Донбассе, а ее участники стараются максимально поддержать бойцов украинской армии.

- Александр Иванович, по Вашему мнению, в нашей стране сейчас война или все-таки АТО? И есть ли разница между этими понятиями?

- Естественно есть. На сегодняшний день Украина полноценно воюет на Юго-Востоке. Это полноценные боевые операции с применением тяжелой артиллерии, стрелкового оружия, авиаударами. Это уже не столько антитеррористические, сколько военные, боевые операции. Давно пора называть вещи своими именами. На Юго-Востоке Украины идет война.

- Тогда, возможно, стоит ввести там военное положение?

- По логике вещей, там, где идет война – там должно быть военное положение и должны действовать военные законы. В том числе и трибуналы в отношении тех военнослужащих Украины, которые совершают предательства либо поступают не по закону, не по совести.

- Что такое трибунал?

- Если брать закон военного времени, то трибунал возможен за неисполнение воинского приказа, дезертирство, мародерство, за продажу воинской амуниции на сторону, за сдачу интересов страны, в том числе информационных. За это должно быть не порицание и угроза пальчиком, а вплоть до расстрела. Если человек предал товарищей, интересы своей Родины, и из-за этого полегли люди, то я думаю, что он точно также должен поплатиться жизнью за то, что совершил.

- Это возможно только при введении военного положения?

- Да. Получается, что у нас сегодня война есть, а военное положение еще не ввели. И, возможно, поэтому в том числе, при заходе на аэродром в Луганске был сбит тяжелый грузовой самолет ИЛ-76, с 49 людьми на борту – 9 человек экипажа и 40 солдат 25 десантной бригады города Днепропетровска.

- В прессе муссируется тема, что без третей стороны в этой ситуации не обошлось. Как Вы считаете, атака была запланированной или спонтанной?

- Сторона повстанцев неоднократно предупреждала, что не допустит посадку военной техники на аэродром в Луганске. И так как война идет на территории, где все русскоговорящие и друг друга понимают и многие друг друга знают, то информация распространяется очень быстро. Этим эта война отличается от многих других, в том числе и от чеченской войны. Была информация, что на этот аэродром пойдут боевые самолеты с десантниками, с другой стороны было предупреждение – не делайте этого, они будут сбиты, посадку мы не дадим. Но кто-то принял решение отправить туда полупустой самолет без воздушного прикрытия. Из личного опыта афганских действий могу сказать, что всегда десантные и грузовые самолеты садились в аэропорты Афганистана только с прикрытием вертолетов. Всегда обрабатывалась территория, чтобы там не было стрелков. В этом случаем мы четко видим, что это бездарная операция. За которую должен кто-то ответить и головой в том числе. Потому что погибли молодые люди.

Информация была явно слита. При этом никто не позаботился о мерах безопасности. Это называется халатность и бездарность. То, что в прессе какой-то офицер говорит, что выстрел по самолету был произведен с расстояния 70 километров, я в это не верю. По моей информации выстрел был произведен в районе аэропорта и сбил самолет при заходе на очередной круг.

- В прессе также пишут, что если бы не было параллельной работы крупнокалиберного пулемета, который попал в бак и спровоцировал возгорание, то, возможно самолет и мог бы сесть.

- Сложно говорить, когда не был на месте событий. Вся информация из телефонных переговоров. Я могу сказать одно, что руководство украинских ВВС наплевательски отнеслись к предупреждению к воюющей стороне. Были четкие заявления – не испытывайте судьбу и не пытайтесь посадить грузо-транспортные самолеты в Луганске, потому что они будут сбиты. Все, что они пообещали, они сделали. В летящий самолет очень тяжело попасть из пулемета, даже из крупнокалиберного. То, что это был выстрел из ПЗРК – точно.

- Есть понятие антитеррористической операции, а есть – контртеррористическая. Возможно, эти понятия у нас надо разделить на контрмеры и анти меры?

- Я думаю, что каждый специалист может трактовать по-своему. Сегодня даже простые обыватели говорят – идет война. Они не понимают – контр, анти или что-то еще. Они видят, что по их улицам ездят танки. Террористы в танках не ездят. Они действуют точечно и не так масштабно. Что это за террористы, которые захватили 129 километров границы? Это воинские подразделения, которые работают на чужой территории. Надо называть вещи своими именами – идет война.

- Вы видите возможность достижения мира в этом случае? И как можно урегулировать этот конфликт мирным путем? И на Ваш взгляд, как профессионала, в какие сроки можно начать мирное урегулирование?

- Давайте по пунктам. Первое. С какой стороны идет подкрепление воюющей стороны на Юго-Востоке? С России? Значит, Российская Федерация допускает подпитку конфликта боевиками через свою территорию, чтобы они проходили на территорию Украины. Соответственно, надо вести переговоры с российской стороной. Даже если они сейчас ведутся, то вяло и безрезультатно. Либо ведутся через третьи, европейские, страны. Но это называется бить по личным амбициям руководителя России.

Второе. Мы четко видим заявления бывшего президента Украины Януковича. Он заявил, что у него хватит средств на 20 лет ведения войны. То есть мы понимаем, что он является одним из спонсоров этого конфликта. Поэтому в Украине в его отношении должны быть применены жесткие санкции – заморозка финансовых активов и так далее. Тоже самое нужно сделать в отношении его европейских активов.

Третье – сегодня война перешла в личную войну тех, кто потерял в ней родных. Семьи погибших продают все, чтобы вооружиться и идти воевать. Когда люди насытятся местью, не знает никто. Кроме того, к осени Украину захлестнет вопрос беженцев. Мы знаем, что Донбасс – это регион с несколько миллионным населением. Сейчас узел конфликта затягивается.

Выход один – либо вмешательство третьих сторон, более сильных и авторитетных в мировом сообществе, чтобы развести двух дерущихся по углам силовым путем и силой заставить сесть за стол переговоров. Либо ждать, когда люди насытятся кровью и устанут воевать. Но если смотреть на примере Ливии – у них три года идет гражданская война и они не останавливаются. У нас тоже пока улучшения не наблюдается. Люди только еще больше злятся и становятся агрессивнее. К осени Украину может захлестнуть социальный взрыв, к которому присоединяться те, кто недоволен войной. Сегодня уже никто не говорит ни о социальных гарантиях, ни о дотациях, все говорят только одно – лишь бы не было войны. Есть все причины предполагать, что беженцы, пришедшие с востока в центр, будут пытаться протестами заставить власть действовать решительнее в разрешении конфликта.

- Судя по прессе, у части украинских военных, которые принимают участие в боевых действиях на Донбассе, возникает ощущение, что государство их бросило… И они тоже могут прийти на новый Майдан.

- Более того, уже приходят. Майдан как раз и является тем центром, куда поступает информация от украинских военных с передовой. И они уже говорят: «Мы придем сюда, в Киев, с оружием, обстрелянные». И могут прийти и требовать от этой власти все, что посчитают нужным. Еще важный момент – наша медицина, в том числе военная, не готова была к войне. У нас нет кровоостанавливающих быстрых медикаментов. Тем более нет дорогостоящих титановых пластин, которые в основном используются при ранениях в голову. Наши врачи умеют многое делать руками, но у них нет многих материалов. А государство наше настолько «богато», что содержит армию за счет смс… чтобы одеть, обуть и накормить солдат. В бюджете любой страны мира есть статья – военная медицина. Это показывает то, насколько солдаты защищены медициной в боевых условиях. В этом отношении наша страна ниже уровня ноля. И когда врачи просят что-то принести из медикаментов, это не от того что они саботируют, а потому что нет. Если наши войска экипируются за свой счет и за счет неравнодушного населения.

Если ввести сегодня военное положение и по законам военного времени потребовать от людей, которые как минимум последние десять лет руководили страной, и призвать их к уголовной ответственности и возмещением тех средств, которые они разворовали, стране было бы легче. Но так как в Украине действует принцип «рука руку моет», то украинская армия содержится за счет добровольных пожертвований. Слава Богу, что мы воюем не по всей территории страны. А если бы мы воевали с более продвинутым иностранным государством, в котором каждый солдат экипирован на десятки тысяч долларов, то, думаю, нас завоевали бы за одни сутки.

- Волна народного гнева растет и за счет того, что люди видят уровень жизни депутатов ВР и Кабмина – чего стоит только автопарк, который ежедневно паркуется под правительственными зданиями.

- Логично, что люди возмущены. Если у государства есть ресурс на обновление автопарка для чиновников, почему нет денег на обновления вооружения для армии, защитной экипировки солдат, военной медицины? Майдан стоял за человеческие ценности и переформатирование власти. А у нас поменялись только лица на фотографиях. Я думаю что времени до того как в Киев придет народное ополчение с Востока осталось около месяца. И это будет уже не Майдан с танцами и песнями, а более короткий Майдан со стрельбой, взрывами. Более радикальный и более эффективный.

- Какова позиция Вашей организации «НИКТО КРОМЕ НАС» по отношению к сложившейся в стране ситуации, с учетом того, что члены НКН не понаслышке знают, что такое война?

- У нас общественная организация, в которой у каждого участника есть личное мнение, и мы не имеем права запретить кому-то встать на ту или иную сторону. Но мы сегодня проповедуем миротворческую миссию. В первую очередь мы занимаемся ведением переговоров как с одной, так и с другой стороной по освобождению военнопленных. Члены нашей организации помогают создавать военизированные формирования, проводить обучение обращения с оружием и делятся своим боевым опытом тактических навыках. Стараемся во многом помогать новобранцам. В первую очередь в самоорганизации. Но больше всего сегодня мы стоим за мирную Украину. Чтобы как можно быстрее было прекращено противодействие сторон конфликта. Чтобы политики как можно скорее убрали амбиции, а услышали голоса жен и матерей Украины, которые просят остановить войну в нашей стране. 

По материалам: Politica-UA.com

Комментариев нет:

Отправить комментарий