вторник, 18 февраля 2014 г.

Готовясь к украинскому «нюрнбергу»: правовые основания уголовного преследования Януковича


Может ли власть, которая допускает системное и безнаказанное нарушение базовых конституционных ценностей, считаться легитимной? Однозначно — нет.

Требование возбудить уголовное производство по факту захвата государственной власти в Украине в 2010 году озвучил лидер УДАРа Виталий Кличко. Соответствующее официальное обращение к Генпрокурору Виктору Пшонке было направлено в минувший понедельник, 16 февраля.

В обращении говорится, что на основании решения Конституционного Суда № 20-рп от 30 сентября 2010 года о якобы возвращении Конституции Украины в редакции 1996 года, «по предварительному сговору лиц — группы высших должностных лиц в государстве — было совершено преступление по фальсификации законодательства Украины с целью узурпации государственной власти в Украине».

«Совершенное правонарушение подпадает под санкцию ст.109 Уголовного Кодекса Украины — «действия, направленные на насильственное изменение или свержение конституционного строя или на захват государственной власти», — говорится в обращении.

Как отметил В. Кличко, «президент Янукович в полной мере осознавал незаконность совершенных действий по узурпации государственной власти в Украине, а потому наравне с другими соучастниками преступления должен нести ответственность в соответствии с законом».

«Лица, совершившие вышеупомянутое преступление, ликвидировали ряд гарантированных Конституцией прав и свобод человека и гражданина, а также значительно сузили и ограничили другие конституционные права граждан», — говорится в документе.

«Таким образом, эти лица нарушили большинство статей Уголовного Кодекса, предусматривающих наказание за преступления против личности и государства», — резюмировал лидер УДАРа.

Фактически, лидер УДАРа, пусть и с опозданием в два с лишним года, озвучил то, о чем говорит все это время буквально вся юридическая общественность страны. И положил начало процессу юридической делегитимизации власти как персонально президента Украины Виктора Януковича, так и всего правового «наследия» возглавляемой им власти.

Также обращение в ГПУ В. Кличко запустило механизм привлечения В. Януковича и его ближайшего окружения к уголовной ответственности. Что особенно актуально в свете многочисленных преступлений насильственного характера против сотен украинских граждан, совершенных работниками милиции, прокуратуры, СБУ и преступными группировками под их руководством на протяжении протестных акций с ноября 2013 года.

В развитие темы — исследование правоведа Федора Вениславского, опубликованное им на сайте «Третья республика»).

Итак, может ли власть, которая допускает системное и безнаказанное нарушение базовых конституционных ценностей, считаться легитимной?

В любой современной демократической стране Конституция считается актом учредительной власти народа, который путем ее принятия, прежде всего, закрепляет:

а) безусловные социальные и правовые ценности, которые признаются и разделяются подавляющим большинством граждан государства, выступают консолидирующей основой ее народа;

б) права человека и основные свободы, реализация которых призвана обеспечить достойные условия его жизни в обществе и государстве;

в) четкие правовые рамки, за которые государство, его органы и должностные лица не могут выходить ни при каких обстоятельствах.

Системный анализ содержания ст. 5 Конституции Украины, согласно которой «носителем суверенитета и единственным источником власти в Украине является народ», позволяет сделать однозначный вывод, что Конституция Украины, несомненно, также является актом реализации учредительной власти Украинского народа.

Такой вывод подтверждается и правовой позицией Конституционного Суда Украины (единственного органа, наделенного правом официально толковать Конституцию и Законы Украины), изложенной в его Решении от 3 ​​октября 1997 (дело о вступлении в силу Конституции Украины), где Конституционный Суд Украины отметил, что «Конституция Украины как Основной Закон государства по своей юридической природе является актом учредительной власти, принадлежащей народу. Учредительная власть народа по отношению к так называемым установленным властям (законодательной, исполнительной и судебной — прим. наше) первична» (абзацы 2 и 3 пункта 2 мотивировочной части).

Таким образом, Основной Закон Украины, как акт учредительной власти Украинского народа, закрепил безусловные социальные и правовые ценности, которые являются общеобязательными и для каждого человека, и для общества, и для государства и его органов, и одновременно определил их иерархическое соотношение между собой.

Более того, по своей политико-правовой природе и главному назначению в государственно-организованном обществе, Конституция считается актом, который призван ограничить государство от произвольного вмешательства в сферу индивидуальной свободы человека и в сферу свободного функционирования институтов гражданского общества.

Ведь, в отличие от человека, которому разрешается любое поведение, прямо не запрещенное законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления, их должностные и служебные лица обязаны действовать лишь на основании, в пределах полномочий и способом, предусмотренными Конституцией и законами, что, собственно, и закреплено частью 2 статьи 6 и частью 2 ст. 19 Конституции Украины — нормами, которые также относятся к системе базовых конституционных ценностей.

Не ставя целью осуществить полный и детальный анализ соблюдения всех базовых ценностей, закрепленных Основным Законом Украины, акцентируем внимание лишь на важнейших из них, поскольку именно откровенное и системное их нарушение является болезненным для всех и каждого, и одновременно — самым опасным для демократического правового государства, которым народ провозгласил Украину.

Прежде всего, необходимо отметить, что принципы иерархии всех социальных ценностей определены статьей 3 Конституции Украины, которая провозгласила человека, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность высшей социальной ценностью, а утверждение и обеспечение его прав и свобод — главной обязанностью государства, установила ответственность государства перед человеком за свою деятельность.

То есть, среди всех конституционных ценностей приоритет принадлежит именно идее наивысшей социальной ценности человека. И совсем не случайно Раздел II Конституции Украины «Права, свободы и обязанности человека и гражданина» является наибольшим по содержанию, а статья 22 Основного Закона Украины, провозгласив, что «конституционные права и свободы гарантируются и не могут быть упразднены», прямо запрещает при принятии новых законов или при внесении изменений в действующие законы сужать содержание и объем существующих прав и свобод.

Что означает «сужение содержания и объема существующих прав и свобод» растолковал Конституционный Суд Украины в своем Решении от 22 сентября 2005 года (дело о постоянном пользовании земельными участками): «Отмена конституционных прав и свобод — это их официальная (юридическая или фактическая) ликвидация. Сужение содержания и объема прав и свобод является их ограничением.

В традиционном понимании деятельности определяющими понятиями содержания прав человека являются условия и средства, которые составляют возможности человека, необходимые для удовлетворения потребностей его существования и развития.

Объем прав человека — это их сущностное свойство, выраженное количественными показателями возможностей человека, которые отражены соответствующими правами, не являющимися однородными и общими. Общепризнанным является правило, согласно которому сущность содержания основного права ни в коем случае не может быть нарушена» (абзац четвертый подпункта 5.2. мотивировочной части).

Исходя из таких основополагающих идей, попробуем осуществить беспристрастный конституционно-правовой анализ политической ситуации в Украине в хронологической последовательности за последние два месяца.

Как известно, причиной первых мирных массовых акций в Украине было резкое изменение направления внешней политики Украины, осуществленное ​​Президентом Украины и Кабинетом Министров Украины в конце ноября 2013 года, что проявилось в отказе главы государства от подписания соглашения об ассоциации Украины с Европейским Союзом.

Как совершенно справедливо отмечали в связи с этими событиями в своих комментариях известные и в Украине, и за ее пределами правоведы Владимир Буткевич и Всеволод Речицкий, Кабинет Министров Украины, приняв 21 ноября 2013 Распоряжение № 905-р «О приостановлении процесса подготовки к заключению Соглашения об ассоциации между Украиной, с одной стороны, и Европейским Союзом, Европейским Сообществом по атомной энергии и их государствами-членами, с другой стороны», откровенно нарушил пункт 5 части первой статьи 85 Конституции Украины, согласно которой «определение основ внутренней и внешней политики относится к полномочиям Верховной Рады Украины», и статью 11 Закона Украины «Об основах внутренней и внешней политики» от ​​1 июля 2010 г., согласно которой «обеспечение интеграции Украины в европейское политическое, экономическое, правовое пространство с целью обретения членства в Европейском Союзе» отнесены к основам внешней политики Украины.

То есть, правительство демонстративно вышло за пределы своих конституционных полномочий, откровенно нарушив одно из основополагающих конституционных требований — функционирование органов государственной власти в установленных Конституцией Украины правовых рамках.

Так же и Президент Украины, отказавшись 28-29 ноября от подписания этого соглашения, нарушил свою присягу, текст которой закреплен статьей 104 Конституции Украины. Согласно присяге он также обязывался соблюдать Конституцию и Законы Украины (в том числе — и Закон Украины «Об основах внутренней и внешней политики» — прим. наше).

Вторым знаковым событием в аспекте нашего анализа стал показательно жестокий и абсолютно необоснованный разгон в ночь с 29 на 30 ноября 2013 года мирной в то время акции протеста на площади Независимости в Киеве.

Работники спецподразделения милиции общественной безопасности «Беркут», пытаясь освободить площадь Независимости, продемонстрировали циничное пренебрежение к человеку, его чести и достоинства, неприкосновенности и безопасности (как высшей социальной ценности в Украине), и одновременно — откровенное и публичное нарушение целого ряда статей Закона Украины «О милиции», и Постановления Кабинета Министров Украины от 27 февраля 1991 года № 49, которым утверждены «Правила применения специальных средств при охране общественного порядка» (которыми, в частности, запрещено нанесение резиновыми и пластиковыми дубинками удары по голове, шее, животу, половым органам).

Таким образом, такие действия являются свидетельством откровенного пренебрежения и циничного нарушения работниками милиции не менее двух базовых конституционных ценностей: отношение к человеку как к высшей социальной ценности и существенное превышение органом государственной власти (которым являются органы милиции) пределов законодательно определенных полномочий. Более того, такие действия несомненно содержат состав целого ряда преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом Украины.

Не менее показательным является отсутствие фактически любой реакции на указанные откровенные нарушения закона работниками милиции со стороны министра внутренних дел Украины, который, в соответствии со статьей 7 Закона Украины «О милиции» осуществляет руководство всей милицией Украины, а в соответствии с подпунктом 5) пункта 11 Положения о Министерстве внутренних дел Украины, утвержденного Указом Президента Украины от 6 апреля 2011 года, организует и контролирует выполнение Конституции и законов Украины, актов и поручений Президента Украины, актов Кабинета Министров Украины в органах внутренних дел, и Президента Украины — как гаранта соблюдения прав и свобод человека и гражданина.

Ведь Президент Украины, в соответствии с пунктом 10 статьи 106 Конституции Украины, имеет конституционное право принять единоличное решение о прекращении полномочий как всего состава правительства Украины, так и отдельных министров. А значит, отсутствие с его стороны какой-либо реакции на действия работников милиции и, соответственно, на бездействие министра внутренних дел Украины может быть расценено, с одной стороны, как молчаливое одобрение откровенного нарушения базовых конституционных ценностей, а с другой, опять же — как прямое нарушение присяги, которой он, в частности, взял на себя обязательство «отстаивать права и свободы граждан».

Третье знаковое событие — принятие Верховной Радой Украины 16 января 2014 года с откровенным нарушением процедуры, установленной Законом Украины «О Регламенте Верховной Рады Украины», ряда законов Украины, направленных на:

а) откровенное ограничение, сужение содержания и объема существующих конституционных прав и свобод человека (права на мирные массовые собрания; свободу передвижения; свободу слова, свободу собраний, свободу объединений и т.д.);

б) усиление ответственности за порядок организации и проведения массовых мероприятий — при том, что собственно законодательной регламентации этого порядка в Украине не существует вообще, поскольку за все 23 года независимости так и не принят закон о свободе мирных собраний;

в) существенное расширение полномочий органов государственной власти, предоставление им права ограничивать права человека без судебного решения (например, предоставление Национальной комиссии по вопросам связи и информатизации права принимать решения об ограничении доступа абонентов к сети Интернет).

При этом, несмотря на откровенное нарушение процедуры принятия указанных законов, очевидную неконституционность многих их положений, Президент Украины их подписал и официально обнародовал, сознательно разделив с парламентским большинством политическую ответственность за их принятие, и, соответственно, в очередной раз продемонстрировал откровенное пренебрежение к базовым конституционным ценностям.

Четвертое знаковое событие, которое наиболее очевидно демонстрирует пренебрежение власти к конституционным ценностям, является обострение массовых акций протеста и перерастание их в открытое силовое противостояние. Безусловно, недопустимо применение силы как со стороны протестующих, так и со стороны работников органов внутренних дел Украины.

При этом, все же необходимо акцентировать внимание именно на действиях последних, как представителей органов государственной власти, которые обязаны действовать в четко определенных правовых рамках, даже осуществляя меры по охране или восстановлению общественного порядка в чрезвычайных условиях, которыми, несомненно, являются события, разворачивающиеся в Украине.

Однако, как показывает практика, именно действия правоохранителей в очередной раз продемонстрировали полное пренебрежение к человеку, его жизни и здоровью, чести и достоинству, неприкосновенности и безопасности как высшей социальной ценности, полный и дерзкий выход органов власти за пределы своих полномочий и отсутствие адекватной реакции на эти действия как со стороны министра внутренних дел Украины, органов, к полномочиям которых отнесен надзор за деятельностью органов внутренних дел, так и со стороны Президента Украины.

Признанным властью фактом является смерть менее четырех участников акций протеста. Эфиры телеканалов заполнены документально подтвержденными сюжетами о целенаправленном и массовом причинении работниками милиции тяжких телесных повреждений участникам акций протеста (например, утрата многими из них зрения на один глаз), о откровенные и демонстративно публичные унижения чести и достоинства человека, применение пыток (раздевание человека догола на пятнадцатиградусном морозе и молчаливое наблюдение за этими действиями офицеров милиции, которые, тем самым, одобряют их), о целенаправленном препятствовании деятельности журналистов (за время акций протеста в Украине пострадало больше журналистов, чем в некоторых странах, где идут боевые действия), о целенаправленном нападении на врачей и разгроме пунктов оказания медицинской помощи.

Как обоснованно отмечают эксперты в области международного права, такие факты — это не только свидетельство абсолютного выхода органов милиции за пределы своих полномочий, но и нарушение едва ли не всех правил ведения войны, установленных международными конвенциями.

И снова очевидный вывод: отсутствие каких-либо попыток привлечь к ответственности работников «Беркута» — свидетельство молчаливого (не молчаливого?) одобрения этих действий со стороны власти. А как известно каждому правоведу со студенческой скамьи: безнаказанность порождает вседозволенность.

Пятое знаковое событие — это принятие Кабинетом Министров Украины 22 января 2014 года Постановления № 12, которым утвержден «Порядок проведения дополнительных мер защиты безопасности граждан». Этим Порядком правительство предоставило органам внутренних дел в лице соответствующего руководителя право временно ограничивать движение транспортных средств на улицах, дорогах, объектах (территориях) и временно ограничивать доступ граждан на отдельные участки местности и объекты.

Настоящее Постановление является еще одним свидетельством демонстративного выхода правительства за пределы своих конституционных полномочий, поскольку в соответствии с пунктом 1 статьи 92 Конституции Украины, права и свободы человека и гражданина, гарантии этих прав и свобод, основные обязанности гражданина определяются исключительно законами Украины.

В связи с этим следует обратить внимание на полномочия Президента Украины, закрепленное пунктом 16 статьи 106 Конституции Украины, а именно — право отменять акты Кабинета Министров Украины. Однако, как показывает практика, и в данном случае глава государства никак не отреагировал на очевидно неконституционное постановление Кабинета Министров Украины.

И, наконец, шестая знаковая вещь, сопровождающая последние политические события в нашей стране: сотни судебных решений по всей Украине об избрании такой меры пресечения, как содержание под стражей в отношении участников массовых акций протеста — и ни одного факта не только применения судом такой же меры пресечения в отношении, по крайней мере, одного сотрудника милиции, но и обращения в суд со стороны прокуратуры и других правоохранительных органов по его избранию! Комментарии излишни.

Возможно, менее знаковыми, учитывая указанные выше факты, но не менее показательными с точки зрения соблюдения базовых конституционных ценностей являются следующие примеры, массово наблюдаемые в Украине:

а) организация органами государственной власти в разных городах Украины митингов в «поддержку Президента Украины» (о чем откровенно заявляют в эфирах телеканалов руководители местной власти), поскольку сам факт проведения массовых мероприятий по инициативе власти — это нонсенс в любом демократическом государстве, дискредитация самой идеи мирных собраний;

б) откровенно презрительные, унизительные высказывания главы одной из областных государственных администраций на адрес едва ли не половины украинского народа, которые остаются без какой-либо реакции со стороны Президента Украины (который имеет конституционное право единолично уволить с должности председателя любой государственной администрации);

в) привлечение властью к участию в провластных массовых мероприятиях так называемых «титушек» (фактически — наемников, которые за деньги готовы выполнять любую «грязную» работу), вооруженных битами, палками, петардами, фейерверками и другими «подручными» средствами, которые могут быть использованы для причинения вреда жизни или здоровью человека при молчаливом одобрении, а чаще — откровенной поддержке таких действий со стороны работников правоохранительных органов (которые, глядя в объектив телекамер, цинично заявляют на всю Украину, что это — такие же мирные участники массовых мероприятий, как и все другие (ну разве что — с битами));

г) практически полное отсутствие противоправных действий со стороны участников массовых протестных акций как по отношению к гражданам Украины, которые не принимают в них активное участие, так и по отношению к их имуществу (даже в эпицентре силового противостояния, не говоря уже о других местах, отсутствуют факты погромов магазинов, офисов, частного жилья людей — всего, что обычно имеет место во многих странах, где происходят подобные массовые акции).

Более того, как свидетельствуют многочисленные сообщения в СМИ, участники акций протеста самоорганизуются в отряды, целью которых является именно недопущение подобных противоправных действий со стороны тех же «титушек», которым их «заказчиками» (как считают некоторые), среди прочих, поставлена и такая ​​задача! Опять же — комментарии излишни.

В целом все изложенное, на наш взгляд, убедительно свидетельствует, что власть, при активном участии, или с молчаливого согласия которой в государстве и обществе стало возможным подобное системное и массовое, откровенно демонстративное и абсолютно безнаказанное нарушение базовых конституционных ценностей, очевидно утратила легитимность и в глазах, и в чувствах подавляющего большинства народа, как носителя суверенитета и единственного источника власти в государстве.

А единственным конституционным средством восстановления легитимности власти в любой демократическом, правовом государстве всегда были и остаются досрочные выборы.

На наш взгляд, на сегодня — это единственное взвешенное решение, способное как снять напряжение в обществе, так и предотвратить дальнейшие человеческие жертвы, и снять потенциальную угрозу нарушения территориальной целостности Украины.

P.S. А всем представителям правоохранительных органов всегда стоит помнить статью 60 Конституции Украины: «Никто не обязан выполнять явно преступные распоряжения или приказы. За отдачу и исполнение явно преступного распоряжения или приказа наступает юридическая ответственность».

Федор Вениславский — кандидат юридических наук, специалист по конституционному праву Украины, г. Харьков

Источник: Аргумент

Комментариев нет:

Отправить комментарий