пятница, 24 января 2014 г.

ЧП национального масштаба


Вот уже четвертый день подряд политики и комментаторы всех мастей рассуждают о возможности введения в Украине режима чрезвычайной ситуации. Большинство сторонников власти уверенны, что только так можно справиться с силовым противостоянием на улицах Киева. В то же время как сторонники оппозиции, так и независимые эксперты считают, что введение ЧП (пускай даже только в пределах Киева), лишь обострит ситуацию.

 

Что такое «ЧП» и с чем его едят  


В глазах большинства обывателей, режим ЧП – это блок-посты с вооруженными солдатами на выездах из города, бронетехника на улицах, комендантский час, ночные облавы и «Лебединое озеро» по телевизору. В принципе, кое-что из этого списка сходится, однако в целом – полная ерунда. Ибо ЧП, введенное в связи с ураганом, будет в корне отличаться от ЧП, призванного ликвидировать угрозу, например, территориальной целостности. Итак, что же такое ЧП с точки зрения закона?

Статья 1 закона «О правовом режиме чрезвычайного положения» говорит: «Чрезвычайное положение – это особый правовой режим, который может временно вводиться в Украине или в отдельных ее местностях при возникновении чрезвычайных ситуаций техногенного или природного характера не ниже общегосударственного уровня, которые привели или могут привести к человеческим и материальным потерям, создают угрозу жизни и здоровью граждан, или при попытке захвата государственной власти или изменения конституционного строя Украины путем насилия и предусматривает предоставление соответствующим органам государственной власти, военному командованию и органам местного самоуправления соответствии с настоящим Законом полномочий, необходимых для предотвращения угрозы и обеспечения безопасности и здоровья граждан, нормального функционирования национальной экономики, органов государственной власти и органов местного самоуправления, защиты конституционного строя, а также допускает временное, обусловленное угрозой, ограничение в осуществлении конституционных прав и свобод человека и гражданина и прав и законных интересов юридических лиц с указанием срока действия этих ограничений».

Статья 4 этого же закона говорит, когда можно вводить режим ЧП: «Чрезвычайное положение вводится лишь при наличии реальной угрозы безопасности граждан или конституционному строю, устранение которой другими способами невозможно». Кроме того, этой же статей дан полный перечень ситуаций, при которых возможно введение чрезвычайного положения. Согласно этому перечню, на сегодня у властей есть все основания для введения режима ЧП. Это подпункты 3 (возникновение межнациональных и межконфессиональных конфликтов, блокирование или захват отдельных особо важных объектов или местностей, что угрожает безопасности граждан и нарушает нормальную деятельность органов государственной власти и органов местного самоуправления), 4 (возникновение массовых беспорядков, сопровождающихся насилием над гражданами, ограничивающие их права и свободы), 5 (попытки захвата государственной власти или изменения конституционного строя Украины путем насилия) и 7 (в случае необходимости восстановления конституционного правопорядка и деятельности органов государственной власти).

Из этого перечня подпункты 4 и 7 полностью соответствуют сегодняшней ситуации: массовые беспорядки, гибель демонстрантов, четкая необходимость восстановления правопорядка. Хотя, зная наши суды и наших чиновников, Евромайдану вполне могут приписать и «захват отдельных особо важных объектов и местностей» (является ли Майдан Независимости такой местностью – вопрос риторический), и «попытку захвата государственной власти насильственным путем» (вопрос о том, было бы насилие, если бы не дурость милиции, также открыт). Чрезвычайное положение вводится на всей либо какой-то конкретной территории Украины Указом Президента. Этот Указ подлежит обязательному утверждению Верховной Радой в течении двух суток. Если парламент не даст «добро», решение о введении ЧП можно считать недействительным. Процедура введения прописана четко: предложение о введении ЧП Президенту подает СНБО. Далее Президент обращается к тем людям или организациям, чьи действия создают условия для введения ЧП с требованием прекратить противоправные действия в течение четко оговоренного срока и предупреждает о возможности введения ЧП. Впрочем, закон дает право Президенту ввести режим ЧП и без предупреждения – если условия требуют принятия безотлагательных мер.

Что же представляет режим чрезвычайного положения на самом деле? Это:

1) особый режим въезда и выезда, а также ограничение свободы передвижения по территории, где вводится чрезвычайное положение;

2) ограничение движения транспортных средств и их досмотр;

3) усиление охраны общественного порядка и объектов, обеспечивающих жизнедеятельность населения и народного хозяйства;

4) запрет проведения массовых мероприятий, кроме мероприятий, запрет на проведение которых устанавливается судом;

5) запрет забастовок;

6) принудительное отчуждение или изъятие имущества у юридических и физических лиц.

Кроме того, в случае введения ЧП в связи с массовыми беспорядками и опасностью для существующего строя, дополнительно могут вводиться следующие ограничения:

1) введение комендантского часа;

2) проверка документов у граждан, а в необходимых случаях – проведения личного досмотра, досмотра вещей, транспортных средств, багажа и грузов, служебных помещений и жилья граждан;

3) запрет призывникам и военнообязанным изменять место жительства без ведома соответствующего военного комиссариата;

4) ограничение или временное запрещение продажи оружия, ядовитых и сильнодействующих химических веществ, а также алкогольных напитков и веществ, произведенных на спиртовой основе;

5) временное изъятие у граждан зарегистрированного огнестрельного и холодного оружия и боеприпасов, а у предприятий, учреждений и организаций – также учебной военной техники, взрывчатых, радиоактивных веществ и материалов, ядовитых и сильнодействующих химических веществ;

6) запрещение изготовления и распространения информационных материалов, которые могут дестабилизировать обстановку;

7) регулирование работы гражданских теле-и радиоцентров, запрет работы любительских радиопередающих средств и радио излучающих устройств личного и коллективного пользования (читай – цензура);

8) особые правила пользования связью и передачи информации через компьютерные сети;

9) запрет деятельности политических партий, общественных организаций в интересах национальной безопасности и общественного порядка, охраны здоровья населения или защиты прав и свобод других людей.

При этом статья 24 этого же закона призвана не допустить введение чрезвычайного положения для нарушения прав и свобод граждан: «Введение чрезвычайного положения не может быть основанием для применения пыток, жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения или наказания, для каких-либо ограничений права на жизнь, на свободу мысли, совести, религии в понимании этих прав и свобод, принятом в Международном пакте о гражданских и политических правах и законах Украины» 

 

Будет ли введено ЧП?


В принципе, это возможно. «За» введение чрезвычайного положения в Киеве (а, возможно, и в других регионах Украины, например во Львове и Ровно, где протестующие захватили здания обладминистраций) говорит много прямых и косвенных доказательств. Во-первых, ряд городских и областных советов восточных и юго-восточных областей, а также АР Крым уже призвали Президента ввести чрезвычайное положение и силой разогнать Евромайдан. Таким образом создается легальная основа для начала процедуры введения ЧП: мол, смотрите, люди просят! Во-вторых, затягивание разрешения конфликта ухудшает и так уже изрядно подпорченный имидж власти, причем как внутри страны, так и за границей. Введение ЧП могло бы значительно ускорить решение проблемы, естественно, силовым путем. В третьих, в пользу этой версии могут говорить проблемы с телекоммуникациями, которые произошли в Киеве вечером 22 января. Тогда половина Левого берега на несколько оказалась без телевидения и интернета, а многие пользователи по всей столице сетовали на проблемы с доступом к соцсетям. И хотя провайдеры заявили, что это был технический сбой, многие уверенны, что произошедшее – всего лишь тренировка перед настоящим отключением. Четвертым признаком надвигающегося ЧП можно назвать заявление экс-регионалки Инны Богословской о том, что во фракции Партии регионов уже «вентилировали» вопрос о возможном введении ЧП. Правда, по ее словам, для позитивного голосования по этому вопросу регионалам не хватило голосов. Ну а пятым, и самым главным доказательством того, что ЧП таки может быть введено, является сегодняшняя встреча Президента и главы Верховной Рады. На ней Виктор Янукович попросил Владимира Рыбака рассмотреть нынешнюю ситуацию в парламенте. «Вы знаете, что массовые беспорядки, которые произошли в последнее время, сопровождались насилием, кровопролитием, поджогами. То есть, сегодня ситуация требует немедленного урегулирования. Я просил бы Вас призвать депутатов собраться и обсудить эту ситуацию», – сказал Президент. Каким образом Янукович собирается «регулировать» ситуацию, пока что остается загадкой.

Впрочем, есть и факты, говорящие против того, что ЧП может быть введено. Во-первых, это то же заявление Инны Богословской. Президент не сможет ввести ЧП без помощи парламента, а ее, судя по всему, сейчас у него нет. Во-вторых, Янукович пообещал президенту Еврокомиссии Жозе Мануэлю Баррозу не водить ЧП. Правда, этот факт можно и не воспринимать всерьез, хотя бы по тому, что каждый раз перед очередной попыткой силового разгона Евромайдана Президент говорил о недопустимости такого развития событий. Однако третий факт, пожалуй, является самым важным: 22 января Кабмин принял постановление №12 о «Порядке проведения дополнительных мер безопасности граждан», которым фактически наделил МВД всеми полномочиями для осуществления мер, предусмотренных Законом «О правовом режиме чрезвычайного положения». И хотя юристы в один голос говорят о неконституционности и незаконности данного Постановления, и о превышении Кабмином своих полномочий, факт остается фактом: милиция сможет осуществлять меры по наведению «порядка» без принятия Указа о введении ЧП. И пока данное постановление будет обжаловаться в Конституционном суде, от Евромайдана останутся рожки да ножки, причем вроде бы и на законных основаниях. 

 

Почему этого делать не стоит


Будем надеяться, что до этого не дойдет. И не только потому, что законность таких действий будет весьма сомнительной. Ведь любое применение силы, как со стороны власти, так и со стороны оппозиции, лишь усугубит ситуацию и усложнит поиск выхода из нее. Попытка силового разгона Евромайдана может спровоцировать силовое противостояние не только в Киеве, но и в западных регионах. По данным фонда «Демократические инициативы», 0,9% населения готовы с оружием в руках бороться с властями. А это немного не мало – 300 тысяч человек! Причем на западе страны количество готовых сражаться в три раза превышает средний показатель по стране. Учитывая, что на руках у людей находится 2 миллиона легальных «стволов» и 3,5 миллиона нелегальных, возникает вопрос: готово ли государство бороться с такой армией? Ситуацию еще более усугубляет принятие «Законов 16 января», из-за которых участникам противостояния на улице Грушевского нет пути назад – или победа, или 15 лет тюрьмы. Так что, если политики не хотят ввергнуть Украину в огонь, им стоит остановиться и подумать. И поговорить. И решить все за столом переговоров. Потому что даже самый худой мир лучше хорошей войны.

Автор материала: Алексей Кашпоровский

Источник: Golos.ua

Комментариев нет:

Отправить комментарий